До прихода

#Hi_from_reality

art by Ol Albireo

Не стесняйтесь писать свои истории

и давать артам свои названия

– Разве моя мать кого-то угнетала? И если это делала она, то это делала и я. Мне осталось жить неделю или две? – Через небольшие, но ощутимые вдохи спрашивала она.

– Разве ты не знаешь? – Катана отстранил Ито чуть от себя, чтобы посмотреть на нее. – Не знаешь про проданных деревенских девочек горным поселениям, чтобы они не нападали на столичные поставки? Не знаешь про ее проект омоложения для кан-дзирок, что нужно умываться слезами самых здоровых девушек, серию этой королевской косметики Кристальная слеза? Не знаешь про ее заявленную поддержку идеи отца строить на плодородных землях парки отдыха для кан-дзировцев, сгоняя дзировцев на земли, на которых они не могли себя прокормить? И, в рамках помощи, хорошеньким детям бедных предлагала идти в серали для гостей? Что она ввела моду на живых слуг, вместо неживых волн?

Завоеватель говорил негромко, и, как обычно, спокойно. Только черные глаза казалось покрылись сияющей пленкой льда. На глазах у Катана огораживали земли, любовно обработанные крестьянами, сгоняя людей, просто куда угодно. Сады переставали плодоносить, зато везде росли дивные цветы, в парках для правителей и прочих избранных. Королевская семья, чуть не уничтожила племя тотема лебедя, продав несколько поколений детей в наложницы, ради мира с разбойниками, которые ушли в горы. Разбойниками, которыми стали дети тех, обнищавших крестьян, согнанных с земель. Король и Орден Феникса жестко контролировали магию, и дзировцы, практически всемогущая, в плане выживания, форма жизни – страдали от голода. Хотя далеко не каждый мир даже знал, что такое голод. Кан-Дзиру – мир, наполненный исполнительными волнами, которые не имели разума, но могли воплощать желания жителей – поддерживать чистоту, становиться предметами, переносить с места на место, но их использовали немногие. Это считалось неприличным. Стол нужно было колотить себе из чего-то. Тогда это подчеркивало статус владельца и его вкус. Одежда была не нужна в этом мире, плотная кожа жителей не нуждалась в защите, но королевская семья ввела украшения в моду, и их стали обменивать, дарить, за них стали требовать услуги. Королева собиралась объявить даже волны собственностью королевской семьи, универсальной валютой, лишив дзировцев, последних прав на независимую жизнь, но не успела. А ведь кан-дзировцы ничем не отличались от жителей без красивой приставки. Более того, приставку можно было заработать, верностью королевской семье. Отец Катана был кан-дзировцем, мать дзировкой. У завоевателя не было никаких личных счетов с королевской семьей. Не было никаких трагичных историй в его жизни. Он просто не понимал, как нужно не любить этот мир, чтобы так с ним обращаться. И он отлично понимал, что вот так вести себя – гнусно. Он не видел другого примера жизни, хотя путешествовал, и по другим мирам, и планетам Кан-Дзиру. Правители были лучше и хуже, но везде было примерно одно и то же. Если жителей не загоняли в вещизм, не убеждали, что они должны выживать, то заставляли страдать, вечно питаясь их страданиями и эмоциями. Катана не понимал, почему в мирах, где бесконечное множество благ, всегда находятся те, кто искусственно устраивает их нехватку. Он читал истории миров, сравнивал уклады, продумывая по шагам свой. Потом он познакомился с Раймом и Кин. А когда они разработали свой план, узнали, что есть миры в бесконечной вселенной, которые думали так же, как они. И жили так, как предстояло жить Кан-Дзиру. Потом, с ними мы подружимся потом, решил Катана. И пришел в тронный зал. Завоеватель смотрел на принцессу столицы мира.

Я здесь, АльбиреоМКГ

Leave a Reply