Спастись в фантазиях.

«Клиника «Амнезия»» Джеймс Скадамор

Как выглядит мир, когда мы на него смотрим? Он выглядит ровно так, как мы его представляем. Мы откидываем все, что нам не нравится, промаргиваемся, забываем, и оставляем только то, что нравится, а иногда мы его дорисовываем, дофантазируем и нельзя потом сказать, что мир не такой, ведь мы действуем сообразно тому, что придумали, что видим своими глазами через свою голову. Именно поэтому для кого-то каждая осень дождливая, хоть если посмотреть это не правда. Именно поэтому для кого-то все зимы холодные, и он забывает о том, что были года, когда и зимой шли дожди и не нужны были шубы. Именно поэтому для кого-то все мужики козлы, потому что кто-то не оценивает себя объективно, а только через то, что он придумал для себя, в своей голове, в своей памяти он даже говорит и выглядит иначе.
И книга как раз об этом. О том, как фантазии формируют нас. Как изменяют реально-объективный мир, на наш, тот что только у нас в голове.

Сложно обвинить мальчишек в фантазиях. Каждый в них спасается от собственной неустроенной жизни, хоть и хочется сказать, а что тебе не хватает-то? А оказывается не хватает простого, одному матери, точнее прощания с ней. Отпустить воспоминания, похоронить наконец-то человека, перестать ждать невозможного. А другому не хватает любви в семье. Для него все может поменяться в любой момент, и он словно не имеет права обняться с родителями в тот момент, когда ему хочется. Вроде бы нет потрясений, но уверенности тоже нет. А когда потрясение случается, то фантазия старается удержать его в сознании, не дать погрязнуть в вине.

И вот мы и получаем книгу, пропитанную неустроенностью и приправленную фантазиями, которые позволяют жить. И все это среди двух культур, одной, которую привезли родители нашего главного героя в Эквадор из Британии и местную. Это как два воздушных фронта, холодный и теплый, нельзя было ожидать спокойствия при таких фронтах. И громыхнуло. Громыхнуло не только из-за культур, в которую мальчишки очень быстро встраиваются, потому что одному хочется знать больше о стране, где он проживает, а другому уже привили европейские стандарты. Но еще есть взросление, причем рядом друг с другом, надо ведь самоутвердиться, показать кто тут главный самец. Да и что самец тоже надо доказать и это опять два фронта, потому что мальчишки, хоть и приятели, но не друзья, когда «в связке одной с тобой».

Кстати, если присмотреться к тому, что выдумывают мальчишки, как они обыгрывают свои фантазии, то легко можно увидеть, чего им не хватает. Нет, это не волшебство и необычность, а всегда любовь, всегда понимание и всегда умение выйти из положения. Помните в «Благих знамениях» ситуацию с подмигиванием?

Она метнула взгляд на сестру Мэри, однако, узнав в мистере Янге человека, который в жизни не видывал ни единой пентаграммы, ограничилась лишь тем, что показала на Ребенка № 1 и заговорщицки подмигнула.
Сестра Мэри кивнула и подмигнула в ответ.
Монахиня выкатила из палаты коляску с ребенком.
Подмигивание — весьма многозначный способ человеческого общения.

А дальше там расшифровываются подмигивания, когда оказывается, что сестры «подмигивали» каждая о своем и все мимо того, что имела ввиду другая) Ну, вот примерно также мальчишки умели разговаривать и понимать друг друга. Это только казалось, что у них с общением все в порядке, но как мы видим по книге, получался у них «полуслоненок» (с). И вот как в Благих знамениях покатилось и понеслось у них именно тогда, когда их «подмигивания» каждый стал трактовать, как им хотелось, а не так, как было на самом деле. И стало появляться не один мир фантазий, а два. У каждого свой, мимо мира приятеля.

В этой книге нет ничего сложного. Даже нагромождение фантазий — это всего лишь крики о помощи. Если вчитываться, а не придумывать, то окажется, что и смысл у книги самый простой, не замысловатый. Да, здесь все обернуто в переливающийся фантик из легенд, выдумок, сказок, напичкано культурой и природой, но только все это отбрасывается прочь. Появляются просто два подростка, которые взрослеют, крепнут, набираются опыта, страдают и не умеют разговаривать.

Красивая книга. Печальная книга. Удивительная книга. И очень-очень простая.

зы. Забыла написать про название. С одной стороны — это главная выдумка мальчишек, а с другой стороны — это именно их спасение — забыть страшное и жить спокойно в уютном кубике. Говорящее название.

Австралия, как плотный клубок тайн на один квадратный метр.

«Тайны Торнвуда» Анна Ромер

Книга похожа на рекламу Австралии, а точнее только одного ее региона — Юго-Восточного Квинсленда. Пусть город и выдуман, но пейзаж-то нет) И описано это место с любовью, так, что хочется взглянуть на описанные места вблизи или вот с высоты птичьего полета, как делала это героиня книги, когда работа загнала ее на эту верхоту.

Анна Ромер благодаря Тайнам стала известна у себя в Австралии и это понятно. Она описывает историю страны, причем делает это с любовью. И насколько я поняла, просмотрев не переведенные еще на русский книги, именно это ее фишка, ну плюс много мелодрамы, потому что историю она рассказывает через не существующих людей. Ну, а кто не любит прочитать и немного про любовь, и немного про историю места, которое ты любишь, и в шкафы со скелетами позаглядывать? Поэтому совсем неудивительная ее слава в своей стране. Для нас, конечно, это все же больше реклама страны, какие-то общие сведения о том, что же было у них в определенные годы и как они с этим справлялись. Но именно общие, без точных подробностей, без эмоционального заряда.

Ну и так чтобы было понятно, давайте пройдемся по коротенько по сюжету.
1. Для себя я решила, что это все же семейная сага, пусть тут не в привычном стиле семейной саги все рассказывается, но на детектив это не тянет, для мелодрамы многовато семейных связей и отношений из разных временных периодов начиная от прабабки и заканчивая какой-то там энной внучкой. Ну, а на исторический роман не тянет то, что все же и место выдумано и люди в нем. Исторических личностей нет.
Именно определение жанра позволило книгу оценить не так уж и плохо.
2. У нас несколько временных пластов в книге, но в основном все же наше время и военное-послевоенное, когда происходит убийство бабки мужа главной героини. Хотя в истории этого семейства будет еще много убийств.

Повествование ведется от лица Одри — она фотограф и к основной линии семейства имеет опосредованное отношение. Через бывшего мужа, секрет которого предстоит раскрыть главной героине, и их совместного ребенка, девочку Бронвен. И именно Одри начинает «видеть» во снах происходившую давно историю и находить различные, очень важные предметы для раскрытия тайн семейства своего бывшего мужа в оставленном ей и дочери в наследство доме. Не маленьком таком доме, надо сказать. Но жизнь на этом не останавливается, поэтому героиня тут встретит и мужчину, который наконец-то перебьет ее любовь к бывшему, а дочка найдет свои корни и получит «семью», которой не хватает и нашей главной героине, потому что она у нас — сирота.
И если с женской половиной семейства все вроде бы будет хоть как-то понятно: умерла, умерла, умерла, живет затворницей — два случая «умерла» сплошь загадка, затворничество — будет после сильно понятно.
То мужчины по всей книге субъекты более интересные. У них такие завихрения, но тоже не без «умерла» с тем, что не все так просто.

Напомню, что это семейная сага, поэтому не рассчитывайте на детективную составляющую сюжета, она довольно вяленькая. Там много провалов и в них можно натыкать, но общее впечатление — положительное, потому что автор умудрилась все сплести в довольно интересную косичку с судьбами и людьми. Не шедевр, но и не так, чтобы глаза закатывать. Твердо среднее. Так же не рассчитывайте, что будет много исторических ссылок и отсылок. Нет. Общий бег, о том, как люди относились к друг другу, как устроили свой быт во время войны (не, это не будет описание как мы привыкли, все очень поверхностно), какие-то странные решения, какие принимало правительство. Это не поможет вам понять историю страны, но по-крайне мере не белое пятно у вас об истории Австралии будет.

А вот как семейная сага — книга любопытна и свою функцию выполняет. Мы получим и мифы с легендами, даже призрака. Отношение между людьми. Взросление героев. Переосмысление поступков. Раскаяние и любовь. Естественно тайны. Много-много тайн.
Получим даже неплохое такое понимание о съемке с самолета (даже мне как фотографу это было читать скучно, кроме описаний того, что собирались снимать, ну никому не интересно ничего знать про объективы и их разновидности, это как при описании художника рассказывать какими он кисточками пользовался). Будет не мало интересного и про книги и как к ним относились люди и про музыку, но тут уж скорее, как ее эксплуатируют. И про цветы с жучками. Книга, обрастая такими подробностями получилась интересной, живой. Тут не просто люди, а люди с переживаниями, со своим мирком, страхом, любовью.

Не обойдется и без закатанных глаз. Ну, например, когда главная героиня, будет истерить, что ее обнимают, потому что ну она же не думала, ага, всю книгу только и делала, что соблазняла мужика, а потом финт ушами — я не такая. Мужику хотелось крикнуть чтобы он от нее бежал, но он глухонемой и толку-то было бы от крика?))) Ну или вот от такого:

Но, как и я, она была слишком хорошо воспитана, а возможно, слишком осторожна, чтобы спрашивать.

— это понимаете о себе так героиня думает ровно после того, как без спроса полезла в чужом доме по комнатам. Воспитанность 80 уровня просто. Но все это не мешает воспринимать общую историю, ну естественно, как мелодраму, до хорошей и основательной драмы тут сильно далеко.

Для меня книжка большей частью все же проходная, хоть местами и любопытна. и да, я бы не отказалась прочитать еще парочку книг автора. Для меня она не лучше и не хуже тех авторов, что я из Австралии читала. Список у меня не велик, кто-то чуть лучше, кто-то чуть хуже, но как-то как из общего ведра берешь (да пусть не обидятся на меня знатоки австралийской литературы, еще раз подчеркну — я не знаток). Книга не из обязательного чтения, но добротненькая.

Демистификация

«Мистификация» Джозефина Тэй

Сразу после Агаты Кристи браться за неизвестную Джозефину Тэй было немного страшно, потому что книжка окажется хорошей, но воспринять ее так не получится. А оказалось, что нет, все воспринимается отлично, потому что рассказано совсем иначе, чем рассказывает королева детективов. Тут свой стиль и написано интересно, Джозефина умеет затянуть в историю.

Ты начинаешь читать и тебе неожиданно всю интригу рассказывают в самом начале. Вот человек похожий на будущего наследника состояния и поместья и его можно выдать за его брата близнеца, который считается погибшим, но точных доказательств, если присмотреться, его смерти нет. И вот уже натасканный мальчик из приюта является пред очи семьи. Казалось бы люди должны относиться к нему насторожено, так в самом начале и происходит, но не долго потому что юноша оказывается искренним в своих чувствах, добрым, интересующимся. И он покоряет каждого члена семьи, конюхов, жителей деревеньки, даже адвокатов. И все было бы в его жизни хорошо, если бы не странное поведение «брата». Почему он так упорствует в неверии, почему так относится к «найденышу»? Не думаю, что для вас станет сюрпризом причина, но важно именно то, как ведет себя Брет. Что он понимая к чему приведут его действия не останавливается. Он должен не только знать и подтвердить, он должен поведать правду ибо она важна. Важна «его семье». Одно дело когда ты стремишься к любви, к теплу, его мотивация очень понятна, все же он вырос в приюте и семьи у него не было, и он согласен ее потерять вместе со всеми деньгами, важно защитить СЕМЬЮ.

Расследования большого тут не будет. И это понятно, со дня пропажи прошло много лет и все уже смирились с тем, что им ничего не известно. Но следить за человеческими переживаниями, решениями — это очень интересно. И в конце книги оказывается, что обаятельный, как бы там ни было, но мошенник, тебе нравится, ты за него переживаешь и даже где-то от счастья всплакнешь.

Характеры героев выписаны дивно точно, так же как и следствия поведения людей. Вот что прекрасно в художественной литературе — это увидеть как влияют поступки, как видят вас люди в них, чем мотивируются действия людей. Все равно что в голову человеку заглянуть. На этом и учишься. И вот казалось бы детектив, жанр литературы легонький))), но не бесполезный! Главное то, как вы читаете и про что)

Мне повествование понравилось, так что я лично советую эту историю прочитать, даже любителям детективов, не всегда же досконально и по времени выслеживать убийцу)

Как повод…

«Год лавины» Джованни Орелли

Очень сложно сказать, что именно эта книга должна быть обязательно прочтена. Тут есть своя прелесть в философии героя, но она не открытие и написана не таким уж дивным слогом, чтобы не обратить внимание на неновизну мыслей. Не могу сказать, что тут есть своя атмосфера зимы. Больше уж атмосферы отчаяния, когда хочется и в деревне вдали от города жить и в тоже время быть в струе и, видимо, этот самый город иметь где-то поблизости. Вот про это и идет разговор в книге.

Старое поколение, молодое — это не имеет никакого значения. Любит человек деревню или нет, тоже маловажное обстоятельство. Потому что тут не про это, а про свое место. Где оно, с кем оно, какое оно. И путь к нему. Когда какие-то идеалы кажутся ложными. Люди оказываются не теми. Да и самого себя порой не так просто понять, как казалось в самом начале. Зима и лавина лишь повод задуматься о своем месте, попытаться его описать, как людей, которых ты хотел бы видеть рядом. Лавина как повод подумать, готов ли ты на жертвы. Проверить, а то ли ты место нашел или просто — ты инертное существо и не хочешь двигаться дальше.

Деревня далеко в горах и на грани бедствия как повод сказать о том, как ты не доволен тем, что происходит в твоей стране. Высказать свое мнение о политиках. Найти тех, кто думает так же или обратить внимание тех, кто даже не задумывался про это.

Это разговор о малой родине. Только очень тихий, дерганный. Хочется хвалить и в то же время честно признаешься, что не все там на этой малой родине хорошо, что есть моменты, когда ты готов сбежать, но потом ты вернешься и опять будешь там до следующей лавины, а будет ли она природной или в тебе самом — это уже неясное будущее.

Аллюзия быстротечности жизни, то как она впархивает, замирает и покидает теплое жилище вылетая в позднюю осень с первым или же последним снегом — в камышнице.

Я видел, как она низко летит над слегка вздымающимися лугами и влетает в лес, на свою долгую зиму.

Посвящение Циолковскому.

«Звезда Кэц. Властелин мира. Прыжок в ничто» (сборник) А. Беляев

Давайте, посмотрим в каких же годах были написаны три произведения. 1926, 1933, 1936. Корабли пока ещё не бороздили просторов вселенной, но человеческий ум рвался к звёздам. Решал задачи теоретически и где-то может даже практически. Циолковский как вдохновитель на эти полеты, развитие, мечты. Вся книга посвящена ему, его гению. Той возможности, которую он дал людям. Не просто мечтать о полетах, а иметь доказательства, что это не простые мечты.

Что вы вообще знаете об этом ученом-самооучке? Знаете ли вы, что он основоположник теоретической космонавтики. Только теоретической, потому что, а кто бы ему помогал в практике? Царизм? Послереволюционное, устаканенное время пришлось уже на его старость, а 1936 уже год его смерти… увы, для практических изысканий, просто не было возможностей. И это действительно жаль. Знаете ли вы, что не имея практики, только теоретически, он обосновал использование ракет для полётов в космос, пришёл к выводу о необходимости использования «ракетных поездов» — прототипов многоступенчатых ракет? Я вот все думаю, что сотворил бы этот человек имея возможности… Не полетели бы мы в космос десятилетиями ранее?
И вот теперь, зная хоть немного об этом человеке, вы понимаете, что нельзя было советской фантастики пройти мимо него. Не вдохновиться тем, что он предрекал и обосновывал. И поэтому, конечно же, рождение Звезды КЭЦ — очень предсказуемо.

Но, конечно же нельзя пройти мимо самого автора. Он тоже личность необычная. Представьте себе заболеть костным туберкулёзом позвонков, осложнившимся параличом ног. Пролежать шесть лет в гипсе, быть так сказать только говорящей головой. Неудивительно, что его герои так часто «летали». Ариэль, Ихтиандр, люди в космосе. Неудивительно, что он умел мечтать о недостижимом в тот момент, желая приблизить возможность движения. И надо сказать когда движение ему дали, он не расстался с мечтами. Не расстался с теми знаниями, что приобрел, пока валялся одной говорящей головой. Благодаря им мы получили не только удивительного фантаста, но и предсказателя будущего. Ведь очень многое из того что он написал, что казалось не возможным — свершилось.
По-моему, благодаря таким талантам этого тандема и погружаться в истории интересно и полезно. Немного жаль, что очень мало таких писателей сейчас, какие могли бы пользоваться знаниями и уметь на их основе выстроить будущее. Хорошо, что хоть ученые еще не повывелись.

Звезда КЭЦ — более правильно было бы написать Кэц, но отдадим должное, что это инициалы Циолковского и напишем все с большой буквы.
Наверное, даже не странно то, что эта повесть написана в 1936 году, в год смерти Циолковского. Повесть-посвящение. Повесть — признание в любви к удивительному человеку.
Что такое Звезда Кэц? Это искусственный спутник Земли. 1936 год. Человек описывает искусственный спутник Земли. Вы можете представить себе всю глобальность этого, учитывая, что даже Белка со Стрелкой еще в космос не полетели. Еще более 20 лет до этого события. Еще не вся страна электрифицирована. А тут разворачивается невероятное будущее. Поезда «летят» с такой скоростью, что на маленьких речках им не нужны мосты, им скорость позволяет их «перепрыгивать». На искусственный спутник устроенны систематические полеты. Полеты между планетами не что-то сверх-невозможное, а наоборот очень даже возможны, пусть и не регулярны. Они для работы, чтобы познать Вселенную. Чтобы суметь улучшить жизнь на Земле для людей.
Да, это 1936 год и человек не все знает, он предполагает жизнь на Луне, пусть и растений, но это жизнь. Он предполагает, что там могут быть драгоценные камни. Он видит астероиды из чистого золотого, конечно, предупреждая, что такое крайне редко но не невозможно. С другой стороны нашли ведь планету из алмазов) Да, ты читаешь и что-то кажется тебе наивным, но с другой стороны так много того, что сейчас происходит в науке есть в этой повести, что как бы совсем не до снисходительных улыбок. Да, дано это с точки зрения того, что у человека было на руках, но если немного отойти от буквальности, то он показал нам невероятное и настоящее.
В «Звезде Кэц», конечно, наука не описана сухо, она передана через действие. Я хочу на этом заострить внимание, потому что это говорит о таланте писателя. Когда читать о науке интересно, когда она не только фон, когда ты к ней благодаря героям имеешь отношение! Это то, что тебя не перегружает. Ты узнаешь мир, его социальный строй, его научные достижения, направленность людей и все это через героев. Их путешествия, разговоры, работу, мысли. Невероятно. Вот это называется — шикарно описанный мир. Не надо сотни страниц и отступлений, довольно 147 страниц, чтобы увидеть и понять мир, чтобы узнать героев, чтобы увидеть развитие их отношений, мало того, чтобы у героев проявился характер! Да и страстей, не на почве любви, там достаточно было. Неожиданная болезнь людей на станции, да это почти триллер!

Я не знаю, как передать все то богатство материала, слога, знаний, умений, какие вложены в это казалось бы небольшое произведение. Только не обманывайтесь, что 147 страниц вам на один зубок. Возможно вы и прочитаете повесть за один день, но если вы ее действительно ПРОЧИТАЕТЕ, то ваш мозг не даст вам приступить к чему-то другому, он будет переваривать и переваривать, возвращаться и возвращаться к тому, что вы узнали из книги. Дайте себе время на полноценное восприятие этого произведения. Это важно. Для вас самих важно, чтобы уметь оперировать накопленными знаниями.

Властелин мира — мне немного совсем напомнило «Гиперболоид инженера Гарина». Но повесть Беляева на год опередила произведение А. Толстого, так что может быть что-то направило мысли последнего и поэтому есть какая-то схожесть. Но Беляев совсем по иному рассказывает историю человека, который собирался захватить весь мир. А уж как красиво он ее закончил! И ты киваешь головой, ты видишь правоту, что когда человек достигает невероятного уровня развития, он становится красным, быть по иному просто не может. Кстати, то что мне не очень понравилось у А. Толстого, как раз Беляев рассказал иначе. Он не игнорировал газеты, которые могут вести подрывную деятельность и как раз обосновал то, что человек не обращал на это внимание. Что вся его направленность была четкой, он знал что он хочет, он знал как это решить и он решал. И оставался человеком, который любил и страдал, когда думал, а не я ли сам себя ласкаю, когда моя любимая женщина находится под действием моего аппарата направляющего ее мысли на послушание. И здесь опять ты видишь не только научную разработку, ты видишь развитие главных персонажей через их действия, диалоги. Принятые ими решения говорят о том, какие они люди. И тут же открывается опять же социальный слой, политическая обстановка. Беляев опять в малом формате умудряется охватить весь мир. Находясь с героями в Германии, ты узнаешь и про Советский союз и что там происходит и про Соединенные штаты и как они мыслят. В принципе с последними ничего за целый век не изменилось. Что вообще-то должно бы их пугать)))
Было интересное противопоставление мотиваций героев в книге. То чем направлял себя Людвиг Штирнер (главный герой) — любовью к женщине, которая имела узконаправленное зрение, не воспринимающего его как желанного мужчину. И Качинский, который желал применить свой аппарат во благо — помочь в работе людям. Как Качинский с удивлением смотрел, что они со Штинером двигались одинаковыми дорогами и как вышло, что пришли к таким разным последствиям. Показательно, что тут уж скажешь.

Прыжок в ничто — это 1933 год. Тут уже полет в космос описан намного лучше, чем А. Толстым в «Аэлите». Нет никакого взлета из сарая посреди двора. Уже есть в 1923 году, когда написана Аэлита, работа Циолковского, где он говорит о многоступенчатых ракетах «ракеты-поезда». И если Беляев этим пользуется, ну плюс еще кучей других мощных идей, то А. Толстой — нет. Поэтому читать Беляева в этом плане интереснее, тем более, что он описывает впервые и состояние невесомости. Он основывает свои идеи более научно. У него не просто полет в космос, пусть не на Марс, как у Толстого, а на Венеру, так получилось… у него подготовка к этому полету. Чтобы понять, что будут чувствовать люди в полете, что их ждет. Как это решить. У него не просто фантазия на тему и революция на Марсе. У него цельное произведение о том, что полет это не просто, что требуется множество знаний. Что даже революция — это не просто. Он ведь тоже развивает идею социализма и с ней сложно не согласиться, когда перед тобой в отдельно взятом корабле изолированном от остального мира показаны два общества в примерах. Не в выдуманных примерах. В реальных, жизненных. И не только показаны два противоположных берега, но и люди посередине. Вот как Эллен, которая ничего не решает, за себя не борется и что же? Остается на Венере среди тех кто за то, чтобы их обслуживали, а не они сами работали во благо маленького сообщества. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто из оставшихся на Венере будет обслуживающим персоналом. Потому что необходимо иметь свое мнение, нельзя быть и там и там. Такой человек не нужен улетающей в высь стае, ему нужны те, кто способен быть человеком, кто желает быть человеком! А группа оставшихся, вы взгляните, даже когда надо выживать, они объединяются только ради убийства и то не все, потому что, а вдруг ответкой прилетит пуля в лоб? И ведь это правда. Сейчас особенно заметно, когда каждый хочет быть царем горы.

Кстати, про Венеру. Это 1933 год, так что вот сразу смеяться над тем, что там есть кислород — не надо. Как это не странно, но у Беляева было две теории, на которых он основывался, и как раз одна из них говорила о том, что и Марс и Венера к жизни не пригодны. Очень четкое обоснование и было как раз такое, которое было за то, что там все же воздух и жизнь есть. Я так подозреваю, что в 33-ем, обе они существовали и автор ими умело воспользовался.

Повести, дивно красивые по своей целостности. По умению автора создать живой мир. Придать каждому герою характер. Тут нет — блондин-брюнет и если не написать имя или цвет волос, то не отличить кто там кто. Ты по построению фраз, по идеям, что несут герои, видишь кто это. Узнаешь их. Беляев описывает Венеру с ее сезонами и возможными обитателями так, что мы можем представить себе этот мир ( сезоны планеты у него тоже обоснованны научно, даже про цвет растений он не забыл). И незабывайте, каждое произведение — это малая форма, не три здоровых тома, а не более 250 страниц текста, а мы поглощаем научную информацию, узнаем новое, побывали в приключениях и узнали людей. Невероятнейший талант у писателя!

Я думаю тут нет сомнений, что такое надо читать. Помнить про год написания и уметь видеть больше, чем где-то научное заблуждение человека. Там ведь описаны и отношения людей и то к чему следует стремиться. А это полезно. Это развивает. А развитие улучшает жизнь. А кто не хочет жить хорошо?)))

ps. Совсем забыла, я вот думаю, наверное, удивительное ощущение, когда тот кем ты восхищаешься пишет предисловие к твоей книге…

Короче, тут эта, по завету «пусть скачут все кони и расцветают тысячи цветов», Олег начал записывать подкасты. С этого выпуска тексты для них мои. Там же будут переработанные тексты по языку. Переработанные — это я туда что-то добавляю, чего нет в первоначальной статье. Я, может, буду их заменять, а может нет. Может, какие-то будут постами, я тут не уверен, мне некогда пока упорядоченно вести блоги. Как закончу Все возьми — наведу порядок. Или нет. Короче, новый проект такой, пока Олегу не надоест)) фебовские мысли обо всем, там ж советы, как стать Человеком, там же карты в Благодатные земли. Для тех, кому больно читать, могут слушать.

Вот тут:https://vk.com/kotprospal?w=wall-197538171_44 вот наш подкаст.

https://vk.com/kotprospal — сообщество.

Велкам

Screenshot_25

Отрывок из 23 главы Сердце Кан-Дзиру

— Может, ну, когда у тебя вырастают крылья, или ты можешь подниматься в космос — конечно, ты видишь чудо, и думаешь, что все не такая уж неправда. И ищешь какие-то объяснения. Как-то себе объясняешь. А когда вокруг ложь, думаешь, ну ладно, нужно просто как-то устраиваться самому, устраивать маленькую сказку вокруг себя. У меня такая философия, что если бы все вокруг себя устроили, по велению души, может, и не нужен бы был Завоеватель. А если устроили вот так, если вот такие веления души у жителей Кан-Дзиру… мы, вообще, заслужили ли Катана? Что мы сделали-то, чтобы его заслужить? — хмыкнул Ладир.
Вольга хотел что-то сказать, но Ладир жестом его остановил.
— Я после завоевания часто слышу эти преданные фанатичные вопли, как хорошо жить для других. Как здорово всем вместе, как здорово делиться. Я на себе замечаю эти гневные взгляды, мол, я недостаточно фанатично радуюсь новому порядку. А я вот думаю, а что ж вы, курицы, сделали, до Завоевания? Ну не для всех, а вот, хотя бы внутри, ну, в своих компаниях? Ну, с кем вы чем делились, ради кого вы там, в рамках одного человека, чем-то жертвовали? Ах, они там во дворце наслаждались роскошью, а бедные люди как же? Да ты хоть раз, мимо деревни пролетая, сбрось им ворох волн! Нет, зато теперь все у нас о людях радеют, конечно. Поэтому… не знаю я, про помощь людям ничего. Я считаю, тому, кому было не все равно на людей, тот им и поможет, встряхнет, там, как вы говорите?.. Решит, что делать. А кто сейчас зашевелился, под взглядом Катана… ну а умрет Катана? Разойдемся по своим кормушкам? Вы к принцессе своей, мы в Орден. И снова все скинем на Феникса, вот, мол, когда он прилетит, тогда и разберется.
Ладир откусил от палочки радости.
Эсветт осторожно положила ему руку на ногу, ее устремлённый на него темно-серый взгляд был удивительно мягким, ласкающим.
— Ты такой же злой, как Сэйди. Она тоже может улыбаться, а потом покусать. Но, Ладир, теперь уже будет по-другому. Даже, если Катана вдруг уйдёт. Мы уже знаем, что может быть по-другому. Ты ведь уже знаешь. Нас уже больше одного, а это ведь очень много. И ты, разве ты теперь сможешь прикрыться Фениксом?
— И чего это я злая? — тихо возмутилась Сэйди в шею Магуша.
Магуш рассмеялся.
— Да потому что и Сэйди тоже устала, наверное, что от злого, что от доброго лицемерия. Я-то? Я запросто смогу снова прикрыться Фениксом. Я не понимаю, зачем лезть на рожон, ради чего? По-другому может быть в разном масштабе. Вот не станет Катана, да даже при Катана, думаю, начнутся те же интриги, чуть ниже. Ну да, пока Чистка, пока Завоевание, то-се, понятно, пока все будут сидеть тихо. А потом начнется то же самое, что было — я был революционером, дайте мне побольше благ, а я ребенок революционера, поэтому относитесь ко мне, как к самому герою. А что не так? Что, сами эти герои не начнут пихать своих никчемных птенцов повыше? Как же, они же дети лучших из людей, они же лучше воспитаны, на лучших идеалах, поэтому, конечно, они лучше других и надо им дать больше возможностей. Для всеобщего блага же. Не так? А через поколения эти дети будут просто новой знатью, и будет все, как при Канах. Ну, хорошо, бедными будут теперь бывшие богатые, вернее их дети. Ты скажешь — нет, нет, мы-то такими не станем! Хорошо, мы не станем. Наши дети станут. Хорошо, не дети. Внуки. Те, кто будет, когда нас не будет.
Эсветт погладила руку Вольги, высвобождая ногу из его пальцев и оказалась совсем рядом с Ладиром, потерлась лбом о его плечо, захватила в маленький плен своих рук его ладони.

Прочитать можно здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziruhi_from_reality_123001387_431196077845151_727469764136263111_n

Тянули-тянули, стигмалион… и не вытянули.

«Стигмалион» Кристина Старк

Во первых строках своего письма… Короче, если вы думаете, что это книжка зарубежного автора, то нет. Почему я хочу на этом заострить свое и ваше внимание, потому что я общаясь с переводчиками знаю, что значит переводить стихи, что значит уметь адаптировать текст под читателя другой страны. И как сейчас нельзя поправлять автора иностранца, хоть очень сильно хочется потому что текст у них чаще всего убогий. Вот вам смешно, мол у Толкина Боромир всего лишь улыбнулся, а каждый переводчик сделал так, чтобы он улыбался не просто так. Так я вас обрадую, они сейчас даже не пишут кто что сказал, не то, что улыбнулся и вполне возможно, весь диалог перед этой улыбкой Боромира был как раз из разряда прямой речи без эмоций, которые мы так любим, потому что нам надо понимать, что там себе герой думал и что пытался донести эмоционально до собеседника, вдруг он говорил с сарказмом. Поэтому я сидела и думала, вау, как переводчик поработал, просто титанический труд какой-то, а уж стихи! У меня за него сердце кровью обливалось, потому что это у нас знаете ли Пушкин был, который сказал, что нельзя писать стихи без рифмы, просто нельзя и вот у нас Золотой век поэзии, Серебряный век поэзии. Маршак в конце концов, который напереводил поэтов и мы уверены, что во всем мире поэзия — это не только смысл, но и рифма. А вот фигушки! Хорошо, если хоть смысл есть. А рифма там и не жила, ну ладно, в дико крайних случаях. Кстати, если вы внимательно смотрите кино и видите, как в каком-нибудь литературном кружке или клубе выступает поэт, а тот кто его дублирует выдает не рифмованные строки, не думайте, что переводчик не справился с рифмой, неа. Это именно такие стихи без рифмы, хорошо, если хоть с ритмом! у них и есть. Это не киношники не дотянули — это МЕНТАЛИТЕТ поэзии за рубежом. Именно поэтому я с самого начала и пишу, что нет, это не переводчик, это русский писатель и вот теперь я не восхищаюсь, а недоумеваю. А что я недоумеваю, я расскажу ниже. Ну, что я сильно буду недоумевать над стихами, вам уже думаю понятно)

На самом деле я ожидала действительно от книги очень многого. Тема сложного дермографизма настолько огромна, настолько сильна, что просто диву даешься, как легко человек все опошлил. Тут была ведь благодатная почва чтобы показать, как человек может нуждаться в тактильных ощущениях. Как это может корежить его психику. Как из этого выбираться не просто. Враждебность, которую надо перерасти, отчаяние, безысходность. Это ведь не просто материал, а материалище! Пиши и пиши, создавай и создавай, окружай человека заборами, через которые ему нужно перелезть в самом себе. Выстрой мотивацию, принимай решения, узнавай больше и перепринимай решения. Столько всего могло быть, особенно детство. Даже давайте махнем на то, что у нее был брат, который мог ее обнимать — это между прочим очень важный человек в ее жизни, у нее можно сказать никого больше и нет для будущего. Но ведь родители, которые не могут обнять — разве это не страшно, для маленького ребенка, который разбил коленку. Ему кричат стой и не дают прикасаться к себе. Просто представьте, ваши родные, больше вы людей-то и не знаете, кричат вам стой, отпрыгивают как от чумной. А уж сколько доказательств медицинских было тому, что ребенок нуждается в тактильных ощущениях! А ведь дальше ты растешь, ты не огражден от мира, ты читаешь книги, смотришь фильмы, интернет еще даже вот в России не отменили, что уж говорить об Ирландии, так что ты всегда в окружении того, что люди соприкасаются. Это не может не действовать на тебя, ты не можешь не думать об этом! А уж что с тобой происходит в пубертатный период — это же огонь какая смесь получается. Девочки в этом возрасте особенно хотят нравиться, они должны иметь доказательства, что могут нравиться. Тут не просто мысленный поток должен быть, тут мы должны за книгу особенно сильно держаться, потому что ребенок будет рисковать, он не допулучил внимания противоположного пола в детстве, у него нет доказательств, что он может плодиться и размножаться, что вбито в нас веками эволюции, а он нуждается в подобном. Но все что мы получаем об этом периоде нашей главной героини — это несколько отсылок, которые нам рассказывают о ее болезни, немного о характере и о том, почему же она такая нелюдимая. Этого прискорбно мало, создается полное впечатление, что это вынужденные отписки автора, чтобы уже скорее перейти к более волнующим событиям в жизни героини. Точнее, скорее, скорее к ее мыслям о сексе и к парню что это может дать. Я не говорю, что вся книга про секс, было и не про это и это было не очень важным, нет, я говорю, что мне для полноты понимания героини и ее болезни не хватило ни того, ни другого на начальном этапе. Мне не хватило увидеть ее надлома, когда она поняла, что сотворила с мальчиком, когда натравила на него собаку (кстати, вот вообще не интрига с Вильямом никакая). Как-то очень просто прошел этот момент. Просто она много плакала, а папа увидел в ее глазах что-то такое… Что-то?! Что такое он в ее глазах увидел?! Простите, но это признак плохого писателя, когда читателю не говорят, что кто увидел и это не детектив с загадкой. Потому что автор не знает, не умеет объяснить читателю чувства своего героя. Между прочим считается, что у вас плохо развито абстрактно-логическое мышление, которое между прочим очень даже важно писателю, ведь он описывает то, что мы не можем взять в руки, а понять должны. А это между прочим развивается благодаря чтению поэзии.

Хотела об этом написать позже, по мере движения по сюжету, но тут очень уж кстати все пришлось. И так о стихах в книге, простихосподи. Те кто читал про Гулю Королеву, а я надеюсь таких очень много потому что про эту девочку нужно знать, читали и ее первые стихи про щеночка и хлебушек. Так вот эти стихи Гуля написала в четыре года и уже лет в семь осознала насколько это не поэзия, а тут великовозрастная девица, да ей 18 уже! не может понять что вот это:
Норвежские волки,
Ирландские лисы.
Знал бы ты только,
Как часто мне снишься.

надо держать у себя под подушкой и никогда, ни при каких обстоятельствах не показывать парню. Это раз. А два, автору на момент написания книги 34 года, это уже ума считай палата и она тоже должна была как-то понять, что вот то, что она написала, ей нужно было спалить в ирландском камине, или печке, да хоть смыть под проливным дождем в декабре, чтобы никто и никогда не узнал об этом позоре. Это нельзя впихнуть в голову 18 летней девушке, не говоря уже чтобы представить, что на эту поэзию решится человек со знанием Пушкина за плечами и уж тем более всего Серебряного века поэзии, а если ты даже просто родился в СССР, то ты не можешь подобного не знать, у тебя родители с собой на чужбину или томик Ахматовой или Блока привезут. Это я беру самый страшный случай, а не — проучилась, влюбилась, уехала.
Теперь вы надеюсь понимаете, почему я думала, что переводчик молодец… Но увы, это автор в никуда, а позора теперь ей на всю ее жизнь.

Не могу сказать, что книга вся ни о чем. В ней есть неплохие цитаты, когда ты думаешь, а вот это было неплохо сказано или подмечено. Но тут опять нет кого-то единого, кто нес бы эту волну ума в толпе людей с плещущейся спермой в ушах. То есть, то один скажет что-то умное, то другой. Опять нет единого героя, за кем хотелось бы наблюдать. Кто мог бы подводить итог действиям, которые разворачиваются перед ним) И нет такой цитаты, которую действительно хотелось бы взять в жизнь, только на посмеяться, но мы строим свою жизнь не только на смехе. Посмеяться над чем-то мы можем и с врагом.

А теперь о самом неприятном, о мыслях автора. Потому что именно он вкладывает их в своих героев. Вот так прочитаешь и понимаешь всю скудность этого человека. Подчеркну не героя, а именно автора, потому что автор вывел бы своего героя на достойный уровень в конце книги, если он тащит его из дна наверх, тут этого не произошло от слова совсем.

«Я путешествовала, вела блог, радовалась и любила, побывала там, там и даже там! Я встретила его, ее и даже их! Я делала это, это и вот это! И даже, – добавлю шепотом, – успела поцеловать парня!».
И на этих словах Бог тут же подпрыгнет на своем троне и воскликнет:
– Даже это, Долорес Макбрайд?!
– Да! – рассмеюсь я.
– Ну ты даешь! – скажет Он.
– Ага! – скажу я.
– Вот уж кто не зря жизнь прожил!

Правда??? Нет, вот это сейчас «не зря жизнь прожил» называется? Не нашел лекарство от рака, не спас ребенка из пожара, не построил дом, который простоит тысячу лет и построен от так, что жителям будет в нем действительно удобно. Не помог жизни и людям, а попутешествовал! Это настолько убого и мерзко, что я не представляю как человек вообще решился такое написать и его не корежило. Как он потом не исправил эти мысли, не дал возможность героине переосмыслить пользу и высказаться об этом. Фу, ведь! Не знаю уж за что так досталось Долорес от автора, но она чем дальше, тем больше автор в нее вкладывает того с чем ни один человек жить и иметь дела не хотел бы. И если автор этим гордиться, то бегите добрые люди от нее.

«В смысле – не обратит внимания?» – поперхнулась я, замерев посреди коридора. Я не считала себя непривлекательной, но что, если рядом со старшекурсницами выгляжу и правда никчемно? Так никчемно, что на меня никто даже не обратит внимания? Ведь я не пользуюсь яркой косметикой и не прокалываю себе лицо в разных местах, и не наряжаюсь так, что родители упали бы в обморок…

Здравствуй, Лицемерие! Вот ты и пришло во всей своей красе к нам в гости. И как же тебе автор не стыдно-то? Ой, я такая некрасивая, и далее по тексту реклама себя всей такой не как все, красивой. И главное, понимаете это вложено в голову человеку, который может умереть от прикосновений. Аха, других проблем у нее ведь нет, как именно так и об этом думать, это ведь не она оказалась в реанимации из-за объятий и поцелуев, а потом заявила, что ей все равно красивая она или нет, потому что жизни нет. Я не против самих переживаний, о том, что она может не нравится, но эту тему надо было развивать раньше, придать совсем иной акцент, а не вот это лицемерие, от которого опять мерзко. И опять же это мысли именно автора, это ее переживания, потому что ей было бы страшно не понравится, а не умереть.

Были и неплохие мысли у автора, просто какие-то я выдернула из контекста происходящего и увидела их привлекательность, а некоторые хоть и были самостоятельны, но не имели продолжения в книге. Вот как например эта:

«Знаешь что? Не все принцессы нуждаются в спасителе в золотых доспехах. Некоторые, я уверен, могут позаботиться о себе сами»

Казалось бы и красиво и правильно и вот она возможность поднять героиню из того, в чем автор ее закопала, но нет. Героиня головой в знак согласия покивала и на этом все. Автор темы не развила, да я бы сказала, что и не коснулась даже, вот только тем, что мысль озвучила. Мысль ведь красивая и модная в последнее время, чего же ей не воспользоваться, знать бы еще как… ну пусть, просто будет, а че? Я автор, я так вот вижу, в рамочке в нигде пусть висит.

И опять вот вам еще красоты:

Не собираюсь сидеть еще два года в башне проклятого Стигмалиона. Я хочу разрушить его и построить на его руинах свое королевство! Я хочу рук, хочу объятий, хочу нежности и ласки, хочу жить, как все, хочу целоваться и заниматься любовью, хочу просыпаться и видеть рядом того, кого люблю. Хочу держать его за руку и есть с ним один сэндвич на двоих.

Ну что казалось бы такого в этой фразе? Да вроде все нормально, если не считать что это мысли героини, когда ее парня посадили на два года в тюрьму. я повторюсь на повышенных шрифтах: ЕЕ ПАРНЯ ПОСАДИЛИ В ТЮРЬМУ НА ДВА ГОДА. Действительно, да причем тут ее парень с такой же болезнью как и у нее? Она-то у себя одна. Вам не мерзко было, когда вы это читали? Мне было так неприятно, мне вообще от подобного неприятно. И я не понимаю, как людям этой грязи не видно.

Стоило бы, конечно, закончить на том что выше, но я не могу не написать о цивилизованной Европе. Это ибо сейчас моя жизнь)))

Бабушка, привет тебе из самого сердца норвежских гор!
Связь тут не очень, так что я решила написать письмо.

И эта правда!!! Тут легче написать бумажное письмо, чем дозвониться, связь реально Г.

Вывод у меня, конечно, не очень. Автор мне, как человек, уже не нравится. Тему книги она пустила под откос. А любовный низкопробный романчик у нее получился. А ведь она несколько раз пыталась поднять сильные темы, но увы, когда ты не красивый человек и твоя душа гнилая, ты не вытянешь сильных тем. Нечем тянуть.
Хоть шанс стать лучше есть у всех.

Оправдания убогости существования, от глупости и страха.

«Трещина во времени» Цикл «Квинтет времени», №1 Мадлен Л’Энгл

Очень плохая книга. Я такое о книгах вообще редко говорю, у меня есть хоть какие-то оправдания для книги, когда плюсы — это всегда хорошо. Тут все плохо, тут двойка — это еще и большая оценка книге.

Даже, если сейчас не брать суть книги, а она в песок. То возьмем такую фишку, как цитаты, которыми сыпят герои книги и ни к одной нет пояснений. Это детская книжка. Я даже подчеркну — детская. Считается видимо, что дети должны знать А. Переса, возможно, на момент написания книги сей физик и был на слуху, но потом-то, потом, ну надо же детям давать пояснения кто все эти люди. Причем где-то радостно написано, что это слова Еврипида, а где-то, что это цитата из Вольтера — нет. И ни одной сноски, кроме того, что взят перевод тех-то у Шекспира. Книга, которая претендует на знания не должна оставлять вопросов. Тут под вопросом все происходящее и оформление особенно. Ну, ладно, никто не требует от Мадлен Л’Энгл ума, по написаному уже видно, что там его кот наплакал, но от оформителя, редактора или кто там занимается сносками у нас сейчас, именно от людей, которые еще советские книжки в арсенале имеют, и еще получили общее советское образование, ты как-то ждешь больше, чем пояснения, чей это перевод.

Теперь про суть, что в песок. Знаете, вот это вот лицемерие людей, которые гонят на Союз, а сами сперва устраивают отдельные входы и места для негров, а потом такой уравниловкой занимаются в собственных учебных заведениях, ведь там нельзя не быть красивой и ухоженной, нельзя плохо заниматься, нельзя не ходить в кружки, потому что тогда тебя не примут ни в одно учебное заведение выше уровнем, но это потом, а на момент учебы будут просто забивать, что ты не такой как все и не входишь в какую-то официальную группу людей. Ни сам по себе, и мы тебя таким любим, а именно входить в официально принятую группу людей. Так мерзко, что я не понимаю, как у автора рука поднялась писать книгу от страха… хотя, конечно, от страха, ей было сильно страшно от людей, которым был не нужен Иисус как напоминание, что все равны, от людей, которые восхищались умом и каждый в «уравниловке» был индивидуальностью. От такого сильно страшно.

И скажу вам не таясь, когда я читала про синхронность детей в прыганье и битье меча, первая моя мысль была — это сколько же учителей полегло в этой неравной схватке? Как-то смотрела я балет «Щелкунчик» в американском варианте, так там весь кордебалет был против уравниловки, они ни одного па вместе синхронно сделать не могли. Не, у нас тоже не всегда все точно, да, блин, это еще та беда в танцах любых, когда обученные люди, все синхронно сделать не могут, да душу можно продать, за тех погибших учителей, что заставили детей, детей! синхронно через скакалочку прыгать.
Кстати, я травмированная Европой, автора просто ненавижу. Потому что она написала, как страх вот это:

Поселок у подножия разбит на аккуратные ровные квадраты. Все дома в точности похожи друг на друга: тесные серые коробки. Перед каждым из них — прямоугольная подстриженная лужайка с ровной, по ниточке, линией цветов вдоль дорожки, ведущей к дому.

Я чуть не взвыла. Конечно я представила наши дворы, наши дома с нормальной ванной и отоплением, с нашим зеленным пространством, а не так, что двора нет, вышел из подъезда и уже проезжая часть. Но она, конечно, так красиво написав про то, чего в Европе нет, а в Нью-Йорке не смогли нормально обеспечить, писала не про то, что я подумала, а вот про те самые ряды домов, какие у них на окраине, однотипное х…ло, чтобы было как у всех. Она их описала, боясь коммунизма. Баба, да ты в своем уме?!
Все же автор — дрянь.

Знаете, что приводит аргументом к тому, чтобы не быть умным как все автор? Любовь Иисуса. Представляю, как богу икалось)))) То есть тут нет призыва стать умнее, стать сильнее, оберегать и поддерживать, тут все сваливается на то, что Иисус — это важно, он тебя любит любым. А вы, сами вы люди, не, вы не в состоянии любить людей такими какие они есть и помогать им стать лучше, чем просто дебилами. Ведь Союз всегда говорил, нет у нас идиотов и особенных, надо этим отстающим просто помочь. Они все люди. Все способны стать Человеком. И ровнялись не на самого убогого, чтобы ему обидно не было, а на самого умного, чтобы убогих не было.
Но сейчас, конечно, все перевернули с ног на голову и ровняются по убогости, умным быть нельзя — это оскорбляет идиотов. Красивым уже тоже быть нельзя, это уродов оскорбляет. Начитаются вот таких плохих книг люди и потом всякую хреновину творят.

Не читайте, даже в руки не берите этой книги. И скорее всего фильм тоже полное Г. Ну вы же не хотите быть теми убогими, которые вопят, что красивые и умные их оскорбляют. А начнете такое читать, так и превратитесь не в людей, а в лицемеров и в грязь.

Основание — важная часть жизни.

«Маленький свободный народец» Цикл «Плоский мир», №30 Терри Пратчетт

Как обычно надо предупредить, что я необъективна к Пратчетту. Мне у него почти все нравится, и я не стараюсь разобраться почему именно, а просто погружаюсь в историю и атмосферу. В аллюзии, ссылки, теплый юмор.

Книжка по пратчетовски хороша) Надо сказать, что «почти все нравится» исключает цикл о ведьмах. Не знаю, уж что пошло не так, но мне он не нравится. И вот подцикл о ведьмах про Тиффани Болен, ну почти примирил меня с большим циклом, хотя точнее сказать, что я в процессе примирения, когда находишься в стадии — может все же дать шанс ведьмам еще раз? Ведьмы уж сильно меня раздражают, но истории с Тиффани Болен — очень хороши, они какие-то законченный, подростково-вздорные, они действительно как в процессе роста, но при этом они не растянутые, в них есть основательность, словно книга как героиня стоит твердо на ножках и ей не нужна специальная шляпа, когда есть звездное небо твоей земли над головой. Даже читая книги как попало — в начале вторую, теперь вот первую, дальше третья будет… мне все нравится, все понятно, все опять с той же основательностью, что переходит из книги в книгу. Надеюсь третья история не разочарует и будет такой же законченной и твердо стоять на ножках под звездным небом.

Как всегда, было любопытно то, как автор играет литературными аллюзиями. Как он обращает внимания на интересные детали в историях. Как создает плоский мир из своей страны. Книга получается не только историей маленькой ведьмы, но и большого взрослого, который рассказывает о любви к своей стране. Красиво, что уж тут сказать, может поэтому и нравится этот подцикл больше, он не просто история, он история с основанием.

Понимаю, что Пратчетта советовать читать довольно сложно, его юмор и сатира добрые, не всем такое нравится. Да и злая, острая сатира в разы красивее, но иногда хочется, как во что-то теплое погрузить ручки в такой простой юмор. Так что если у вас настала именно эта пора, то можно смело брать на чтение книги Пратчетта.