А ручки когда? А сейчас ручки будут?

«Под звуки меренге» Светлана Мерцалова

Начну я с самого замечательного в книге — это женские персонажи. Ради них только можно читать, все остальное такое не интересное и местами кажется уж слишком приключенческим и с душком девяностых. Ну, и мужские персонажи, конечно, какие-то не реальные на фоне женских, такие слишком типичные-притипичные, не настоящие.

Чтобы вы понимали, что я имею ввиду я приведу вам прекрасный пример женского персонажа. И так ситуация, мужик понимает, что за три дня до отъезда нет возможности выучить испанский (ой, не спрашивайте!) и он говорит девушке, мол поехали со мной, с тебя испанский, с меня поездка. Девушка говорит, мол подумаю и идет всю эту истории рассказывать подружке. И подружка будь не долга и спрашивает, мол ну а ты-то что?!

— Я думаю, его интересую не я, а мой испанский. Он хочет объехать страну, а без языка это нелегко. Я ему нужна как переводчик…

Да!!! Да! Именно так он и сказал! Он сказал, что ты нужна ему как переводчик!!! Я уж молчу, что видите друг друга впервые в жизни, а мужику просто очень нужен язык. Как, каким таим способом ты дошла, что надо немедленно забраться к нему на ручки и что он хоть немного говорил о том, что вот мои ручки — забирайся?!
Я вот возмущаюсь этим, но это самая правдивая ситуация, я наблюдала такое не раз в своей жизни. И я до сих пор не понимаю, как так шарики с роликами сходятся, когда девушки из предложения «Хорошая погода», делают вывод, что их замуж позвали.
Честно скажу, я давно не встречала таких правдивых женских персонажей. Они именно так не логичны, они именно так думают и так поступают. Они могут начать ревновать к тому, кто им начисто не нужен! То есть они решили, фу и бе мужик, как бы от него сбежать и вдруг, да как так, да как он может флиртовать с другой, да еще и старой и страшной. Да! Я знаю и такие умы в женских головах и я опять не понимаю, как им за себя не стыдно.

И вот читать книгу, как энциклопедию, как бабы поступают — самое правильное. Потому что например, чуть шаг в сторону и все — грусть-тоска, печаль.
Например пока я читала главу где рассказывалось про преподавание, я почти через каждое предложение возмущалась и потрясала флагом ума и справедливости, но опять же ведь именно такие преподаватели, как описаны в книгах существуют и наносят нам травмы, что мол это мы дураки, а не они преподаватели Г. Я почему опять же вцепилась в эту тему и знаю о чем говорю, потому что у меня в доме один полиглот, который просто понял систему изучения и преподавания (а еще не устает учиться и подтверждать, что его система правильная и ничего лучше не придумано), девушка, которая училась в педе и там знаете именно учили языку и тому как его учить и вот один до сих пор преподает и у него куча людей, которые изучают языки и знают их так, что разъезжают по миру и в разговорах с иностранцами себе не отказывают, а вторая научила английскому одного из своих мужчин. Он тут сказал не понимаю предложение, начали разбирать, что он там не понимает, а то, что и по-русски не поймешь. Там было просто предложение так построено, что знаете, когда вы что-нибудь о квантовой теории читаете и там в скобочках какие-нибудь пояснения с ссылкой, мол мы про это говорили в первой главе и какой-нибудь конец фразы из середины этой главы, как «зеленые тапочки». Если ты забыл про эти зеленые тапочки, то тебе не понять предложения ни на русском, ни на английском))) И вот когда читаешь как истину, что мол все зависит от человека, мол есть те кто никогда иностранный не выучит, хочется подойти и так врезать говорящему такое, чтобы у него челюсть на спину уехала, потому что умение преподавать главное, а не кому ты преподаешь. А если ты ненавидишь своих учеников и свою работу — то меняй профессию не рви свою Ж и не травмируй людей тем, что ты просто не умеешь преподавать (кстати, в каком-то советском фильме про то, что все зависит от учителя был очень красивый кусок, что мол молодой учитель говорит, девочки, не берите в голову вам это не понять, старая учительница приходит потом на урок, спрашивает какую-то всегда умненькую девочку, а та говорит, мол не могу решить задачу, мол мозг же женский, а учительница, мол а давай вот так и объясняет так, что девочка вся вспыхивает и говорит поняла и решает задачу).

И опять же про репетиторство и что надо с жизнью что-то делать. Опять же точно знаю, что репетиторством, если ты действительно вкалываешь можно так зарабатывать, что не только на квартиру хватит, но еще и денег на еще одного жильца и полноценную жизнь с ним, со всякими развлекушками останется. А когда девушка говорит, два месяца за квартиру не плачено и нет денег на отпуск, я не верю. Учитывая, что она живет в Питере, а не где-то на задворках, где надо реально больше денег на несколько поездок до Москвы, чтобы визы сделать. А тут у тебя Питер! В Италию в 2011 на семь дней с завтраком и ужином стоило 12000 поездка. Как ты так работаешь, что не можешь лишние 12000 накопить на семь дней. Героиня хотела в Испанию, правда, но знаете пусть хоть 14000 будет, все равно ведь непонятно, как так можно НЕ РАБОТАТЬ репетиром. Но опять же хочется сказать, что как бы я не возмущалась, но именно таких ситуаций в жизни полно и удивительно, что люди их не видят и жизнь не меняют, но ноют же и ноют!

Про детективную составляющую говорить скучно и про назревшую новую любовь умного мужика тоже скучно. И удивительно, что девку ничего не дернуло, что мужик говорит, после того как она у него в доме прибралась, что может женитьба это и не так уж и плохо. Ну да, конечно, неплохо платить приходящей уборщице, если именно это тебя так волнует, дешевле выйдет. А героиня ничего, схавала, а знаете почему? Потому что она с самого начала хотела на ручки!

Вот сейчас думаю, а автор с какого такую красоту списывала? Вот если с себя, то не завидую я ее мужу, очень ему хочется крикнуть: «Беги, мужик, беги!»

Книга, как сериал.

«Рыцарь таверны» Рафаэль Сабатини

Как в школьные годы шагнула, когда Дюма читался запоем. Ах, эти приключения, рыцарь, любовь и ожидание, что вот сейчас, сейчас настигнет героя несчастный конец, но ура, этого не происходит и в конце счастливы те, кто этого заслуживает.

Вот такие трогательные книги, как бразильские сериалы надо читать либо в глубоком детстве, либо в глубокой старости. Потому что молодость не знает, а старость прощает. Я как-то из первого давно вышла, а во второе еще пока не дошла))) Поэтому как бы трогательно и мило не было, читаешь конечно книгу с усмешкой. Ах, эти убитые жены, потерянные дети. Ах, эта месть и неожиданная под старость любовь юной и чистой девушки. Ах, эти найденные-потерянные дети, эти неожиданные-уместные смерти. Все это действительно как бразильский сериал, только что никто головой не ударился и память не потерял.

Нет, я не покорена этой историей, я скорее разочарована. Разочарована, что любовь девушки была описана, в том как она начала проявляться, а вот момент влюбленности главного героя упущен. Разочарована, что сын главного героя в своих переживаниях не описан так полно, чтобы понять его. Он капризно негодует. Не гневается подобно юноше двадцати лет, а именно капризно негодует. Он заранее выведен антигероем, что обидно. И главное непонятно, как вышло, что его таким воспитали, если его воспитывали даже не главные враги главного героя Рыцаря Таверны Сэр Гиллиард, а посторонние люди, которым как бы все равно каким он будет. По композиции жанра, все сделано, конечно, хорошо. Нас несколько раз заставляли волноваться, нам показывали благородство, ум и сообразительность главного героя, хотя какое уж тут благородство, когда он на самом деле убийца и убийца не по тому что его призвали в армию, а потому что он хочет много денег, ну и отомстить за жену и ребенка, и убивает он легко. В 12, такой человек восхищает, в преддверие 40, ты уже не так романтично настроена и все изъяны мышления подобного типа видны.

И вспоминается прекрасная серия «библиотека юного читателя» и ты уже не удивляешься почему такие книги переводят в разряд для юных. Ты лишь с удивлением задумываешься над тем, какие были юные умы у людей в начале двадцатого века, если подобные книги не считались детскими, хоть и были призваны развлекать. Может как-то и хорошо, что мы хоть немного выросли и понимаем, что эти книги для детей не старше 12.

Если в детстве не добрали такой литературы, то почему бы вам не прочитать про приключения и еще раз себе напомнить, каким был на самом деле жестоким и совсем не благородным семнадцатый век, где страдали не короли, а простые горожане и крестьяне.

Wow!

Человек пишет, камера поймала галлюцинацию Ильича))
Image may contain: outdoor
tSponosored2hlm

 

[E/D] After 6 years of searching for the last Lenin monuments in Germany, my camera and I begin to have Lenin hallucinations. This pic was taken yesterday in the former Soviet barracks in Pütnitz (East Germany).
Nach 6 Jahren auf der Suche nach den letzten Lenindenkmälern in Deutschland, beginnen meine Fotokamera und ich, Lenin-Halluzinationen zu haben… Gestern in der ehemaligen sowjetischen Kaserne in Pütnitz entstand dieses Bild.

Удивительная история.

«Черный замок Ольшанский» Владимир Короткевич

Очень люблю вот такие книги. Они полны любви к своей Родине, знаний о ней, истории. Они написаны так, что ты оказываешься в том месте, которое описал автор. Ты погружаешься с ним в разные времена этого места, узнаешь людей. И вот когда ты не можешь сказать, что детектив легкое чтение. Ты узнаешь художников, писателей, поэтов, революционеров, исторических личностей. Ты вспоминаешь математику (потому что это просто, понимаете, для человека, который читает эту книгу, это должно быть более, чем просто), ты узнаешь направления в искусстве. Истории о пещерах через физику и химию. Для тебя должно быть понятно почему человек ищет кусок стекла чтобы зажечь спичку. Ты не можешь отвлечься не потому что что-то упустишь в сюжете, а потому что упустишь пояснение и потеряешь знание:

Отсюда вывод: абстрактных, ненужных знаний нет. В жизни может случиться, что только знание того, какой чешский король разбил монголов, спасет твою голову, и тогда ты от радости и Кузьму батькой назовешь.

Это не книга-нравоучение. Это художественная интерпретация на основе легенд и истории про настоящий замок, только не Ольшанский, а Гольшанский, да и про то, что действительно происходило в Белоруссии во время второй мировой войны и перед ней (а где нет?). Не обязательно именно так, но ведь были такие люди и никуда они не делись.

В какой раз поражаюсь умению Короткевича рассказывать историю так, чтобы не хотелось расстаться с книгой. Если в «Дикая охота короля Стаха» было это рассказано, через разрушаемую человеком мистику, то тут совсем иная история. Нет туманов, нет серости, тут ярко светит солнце, тут мир распускается подгоняемый весной и вот в этом чистом мире ты видишь тень уродства, и уродство топчет эту чистую, цветущую землю. Опять удивительное сопоставление и игра с природой от автора. Он рисует нам добро, через солнечный свет, через проклюнувшуюся зелень и зло, через жадность людскую, убийства. Красиво и главное это сравнение происходит на подсознательном уровне, только потом анализируя ты понимаешь, как играл с добром и злом автор. Много ли вы знаете детективов, где природа не просто создает фон или скрывает следы, а именно является важной составляющей для восприятия сюжета, для того чтобы вы удивились, да как можно этого великолепия не замечать, не замечать этого пространства, свободы и губить себя, наполняться чернотой, пытаться вытаптывать эту чистоту, как какое-то чернильное пятно из советского мультика, которое затаптывало что-то красивое, что рисовал или карандаш или еще-то кто-то восхитительно-вдохновенный. А Короткевич еще умеет описывать природу так, что сердце чаще биться начинает:

Ночами несколько раз ласково шептались с крышами теплые, как будто парные дожди.

Удивительно, неправда ли?

Короткевич умеет небольшими штрихами создать настроение, понимание. Бросить фразу и сразу огромный слой истории поднять. Вот как например, он рассказывает кажется о восприятии фильма, а получаем мы чудовищность второй мировой войны:

О себе говорить он не любит. Лишь однажды всплыло кое-что. Смотрели мы «Иваново детство». Гениальный фильм. Дело, по всему видать, происходит в Белоруссии. И мальчик из Белоруссии. Вот там этот мальчик и задает вопрос, что-то вроде: «А что такое Тростенец, ты знаешь?» Тут я и увидел, как его передернуло.

Всего несколько предложений, а перед вами уже более 200 000 сожженных фашистами людей. И вы уже понимаете человека, уже знаете его. И вот таких отсылок на историю по книге много, успевай ловить, узнавать и воспринимать.
Иногда это всего лишь имена Кохановский, Тяпинский, Борщевский, Туровский, Костюшко (последний вообще человек-мотор), но за ними история и ты не можешь читать дальше, пока не взглянешь на эту историю, не узнаешь о ней и не поймешь о чем говорил автор, на что ссылался, на что призывает обратить внимание.

Вот вам и детектив, легкое чтение, когда у тебя всегда должна быть под рукой энциклопедия. Вот вам и призраки скользящие по стенам башни, когда надо лишь подумать и понять их источник. Вот вам и счастливая легенда об убежавших влюбленных, когда рушатся камни и ты узнаешь страшную правду и никакая христианская истина о том, что ты должен быть всепрощающим тебя не останавливает, так же как не остановила воспитанников детского дома выбросили останки убийцы Лермонтова из фамильного склепа на свалку. Вот тебе и люди, которые вроде как идут с тобой рядом, а оказываются волками в овечьих шкурах, фашистами, убийцами, жадными сволочами, которые тянут за собой ту болотную грязь, в какую вступили, благодаря которой выживали и уже не хотят от нее отказаться, перегрызая друг другу горло. Тебе казалось, что таких не осталось, но чем глубже ты копаешь, тем больше таких вдруг появляется и нельзя от этого не передернуться. Нельзя этому не ужаснуться. Вот тебе прекрасный специалист, лекарь человеческих душ и умов, который пустил свои знания во зло:

А мне было гадко, как всегда, когда на моей дороге встречался человек, который бесповоротно и не так распорядился собой.

Книга огромна, в ней можно копаться и копаться, находя все больше удивительного. У меня к ней только одна претензия. Это само построение детектива. Не все что накручивается, обогащает и создает книгу. А именно сам скелет. Удивительно, что скелет перекособоченный с лишними детали и кажется вообще от горбуна, а все что на него накручено, создало красивого человека без изъяна, пока опять не касаешься скелета. Слишком много людей, слишком часто они появляются загодя, когда ты узнаешь с чего все началось, слишком много благородства в «главаре». Это то, что не привлекает, то от чего скучаешь, во что не веришь. Меньше бы тех, кто замешан, тогда я бы может не морщилась от этого комка случайностей, вспышек и еще чего-то невероятного. Невероятного и так было много, тут хотелось бы уже чего-то проще, еще проще, без дымовых завес и красных платков на монохромной сцене.

И чтобы закончить на хорошей ноте, то Короткевич не может не нравится уже тем, что он умеет посмеяться над собой!))

– Ну а этот… Короткевич? – спросил Шаблыка.
– Да вроде ничего. Только чумовой какой-то, дурашный. Левой рукой ухо через голову чешет… Никогда не знаешь, чего от него ожидать.
– Говорят, бабник, – сказал Змогитель.
– А о ком этого не говорят?

И как итог — читать, конечно же читать!

весьма годная притча ^__^

#семья #familyofchoice

Alexander Taver


Сказка про фигню

Жил в недалекой глуши святой один, чудотворец. Если где какая фигня начинала твориться, окрестные жители звали его на помощь и он приходил.
— Выручай, святой человек, — говорили они. — Ты глянь, какая фигня творится.
— Вижу, — хмурился тот.
А потом воздевал руки к небу и возглашал грозно:
— Фигня, не творись!
И фигня сразу переставала твориться, а он уходил к себе, унося чем там местные отблагодарили. Тем и кормился.
Но вот как-то раз мужичок один из местных засумневался:
— Сдается мне, — говорит, — что раньше столько фигни вокруг не творилось. А как святой человек пришел, так прямо спасу нет, все творится и творится. Не припоминаю, чтобы ее так много было раньше.
— Да, пожалуй, — согласились с ним местные и для верности разбудили дремавшего тут же на завалинке дедушку Кузьму, самого опытного старожила.
— Дедушка, а ты как? Не припоминаешь?
— Не, не припоминаю, конечно, — прошамкал дед Кузьма. — А про что разговор-то?
И не дождавшись ответа снова задремал.
— Сдается мне, — сказал тогда один мужичок из местных, — что чудотворец сам всю эту фигню и творит, чтобы, значит, постоянный магарыч иметь и тем кормиться.
— Нам тоже сдается, — сказали остальные.
— А не прибить ли нам колдуна за такое дело?
— А давай.
И пошли и прибили. Только фигни от этого меньше твориться не стало. Даже, пожалуй, и больше.
— Не припоминаю, — сказал один мужичок из местных, — чтобы при святом чудотворце столько фигни творилось.
— И мы не припоминаем, — со вздохом соглашались местные.
— И я не припоминаю, — пробормотал сквозь дрему древний дед Кузьма.
Пошли они тогда в то место, где фигня творилась, стали кричать «Фигня, не творись!». Потом плясали вокруг, дары подносили, бранились, молились, огнем жгли и с дрекольем на нее ходили, но от этого только как будто хуже становилось. Фигня теперь творилась беспрепятственно.
И вот стоят такие местные, все в грязи и копоти, запыхавшиеся, а вокруг фигня творится вовсю. Вдруг слышат: кричит кто-то вдалеке.
— Припомина-ю! При-по-ми-на-а-ю!
Кинулись на голос — а там Кузьма к ним спешит, как только может. А ведь почти уже и не может, только еле-еле ногами перебирает. Окружили, подхватили, ждут пока отдышится, а сами дышать боятся, чтобы с мысли не сбить. Давно уже такого не было, чтобы старый Кузьма хоть что-то припоминал.
— Ну? — устав не дышать, выдохнули все разом.
— Припоминаю способ прадедовский, надежный. Когда я был еще мальчонка маленький, прадед мой сказывал, как его прадед учил, что-де фигня сама не творится. Ее всегда кто-то творит.
— Ну, это-то мы и сами давно поняли, — важно ответил один мужичок из местных. — Давай, рассказывай способ-то.
— Для этого надо всего лишь… — начал дед Кузьма, да вдруг — брык! — и упал на траву, лежит, не шевелится.
— Ты, дед, это брось, — сказал староста. — Не к месту твои шуточки.
До того, как устроиться старожилом, в молодости, служил Кузьма зазывалой при балагане и до сих пор по старой памяти нет-нет да и откалывал что-нибудь этакое. Не ответил дед. Кинулись к нему люди, давай трясти, уговаривать, иные по щекам шлепали, чтоб в какое-никакое чувство привести. Наконец, он приоткрыл один глаз маненечко и прохрипел:
— …перестать ее творить.
— Э, это как это перестать? — спросили несколько голосов, но после этих слов старожил уже окончательно преставился, унося с собой секрет.
Потому-то теперь никто и не знает, как перестать творить фигню. И не узнает уже больше никогда.

Отрывок из Сердце Кан-Дзиру

#сердце_кан_дзиру Добавили 18 главу.
— Так что там с новой гостьей? – деловито спросил Инширах.
— Да, что там с ней? – заинтересованно спросил Ладзой, с усмешкой глядя в темные глаза Иншираха.
— Собираетесь ее убить? – спросил Инширах.
— В мире Катана никто больше не умирает, — сказал Ладзой, Медеш улыбнулся.
— Только если не убивает сам Катана или его компания?
— Никто, значит никто, — улыбнулся Медеш.
— А, так жаль, твоему дружку нужно было лучше прятаться, чтобы дожить до этого счастливого момента. Тогда бы он не умер. Как его… Ха… что-то такое светлое, Хейршид? Ты так с тех пор и один, да?
Медеш снова улыбнулся.
— Кто гибнет за Катана, тот не умирает. Разве ты не знаешь, что певчие свободы бессмертны?
— Ах, ну да, в памяти освобожденных людей. Пока те живы, конечно, — иронично сказал Инширах, — сколько раз уже гибли самые умные и светлые люди, чтобы принести свет и свободу затравленному и запуганному отребью, и чем это всегда кончалось? Тем, что их проклинали как палачей, и отребье начинало новый цикл зла. Потому что отребье никогда не хотело ни этой свободы, ни света. Они хотели только поменяться местами со своими угнетателями. Ты же не против?
Инширах брал еду с тарелки Ладзоя.
— Угощайся, пожалуйста, — кивнул Золотое Крыло. – Все революции случаются для лучших людей. И умирают эти самые светлые и умные ради лучших людей. За то, чтобы зажечь свет в сердцах других.
Ладзой сел удобнее.
— Статистика такова, что два процента лучших умирают ради десяти процентов оценивших. Так что революция никогда не зря. Кто-то из новых десяти станет двумя для следующих десяти в других темных и загубленных глупцами мирах.
— Ну и что же это дает? Куда они потом все деваются? Нет, что ни говори, а натура живого создания против ваших идеалов. Каждый хочет самого лучшего и вкусного только для себя, — махнул рукой Инширах, — поэтому вы всегда будете терпеть поражение.
— Мы всегда побеждаем, Инширах, — улыбнулся Медеш, — когда нас скапливается по крупицам, по одному, по двое, и становится достаточно, приходит такой Катана. Вот к нему в мир мы все деваемся.
— То есть, это вы порождаете такое чудовище? Как вы это делаете? Коллективным бессознательным? Это воплощение ваших идеалов, как голем? – изумился Инширах, но в это изумление собеседники не поверили.
Мужчины рассмеялись, и Инширах рассмеялся с ними. Со стороны казалось, что смеются старые друзья какой-то доброй шутке.
— Можно и так сказать. Как только собирается достаточное количество порядочных людей, появляется такой Катана, — тряхнул головой Медеш.
— Вот, а вы спрашиваете, зачем я работаю с каждой зверушкой, — вздохнул Инширах, презрительно оглядев «Местечко». – чтобы не дать вам собраться и породить вот это вот!
— Работай, работай, чем активнее ты работаешь, тем чище будут ряды, — поднялся Ладзой и похлопал Иншираса по плечу, — пойду кормить принцессу.
— Только ты опоздал тут немного. Катана уже пришел. Так что тебе стоит направить свои силы на другой мир, — улыбнулся Медеш.
Image may contain: night and food

Мерзкие душонки.

«Жили-были старик со старухой» Цикл «Семейная сага. Семья Ивановых», №1 Елена Катишонок

Честно скажу, я терпеть не могу таких героев. Я подобное овечье стадо и в жизни-то ненавижу, не то что про подобное читать. А уж эти грушевые сады, которые им всю жизнь покоя не дают… Это очень не мое. И я не понимаю почему о таких уродцах стало сейчас модно писать. Меня от такого сильно дергает и честно, если бы автор не выбрала стиль такой, словно на велосипеде с горки едешь, то я не смогла бы книгу дочитать. Если бы было чуть больше мыслей подленьких героев, я бы тоже к черту выбросила книгу. Но тут просто жизнь по течению и без мыслей, только в крайних случаях, что можно было скрипя зубами прочитать.

1. Я против религии. Мне плевать как вы свои секточки называете. Это все фашистские организации, потому что кого-то там считают лучше, а кого-то хуже, у кого-то череп получше будет. Стоит ли напоминать про все войны ради того, чтобы сказать, что мы лучше и все это истовые верующие? Тут можно бить пяткой в грудь, но историю увы не поменять, хотеть вы можете что угодно, но читая все ваши книжонки, вычитываешь именно то, что одни лучше, а другие хуже и такую куча ограничений с тем, что обязательно надо уничтожить того, кто отличается. Мерзенько.

Поэтому мне сразу как бы герои не очень, которые еще и между собственной сектой губы дуют. Ой не так он пальцы сложил. И из-за этого друг друга гнобили и резали. Святые люди, ага)))))))))) И вы мне после этого будете говорить о любви к ближнему и тому, что это не фашистские замашки? Ага как же.

2. «Как же я убью», «Как же можно убивать?», «Ты же убивал». Я бы сожрала это, если бы все это было сказано человеку виновному в том, что он убил просто так, потому что я тоже против того, чтобы люди убивали просто так. Но это все говорится вовремя, себе, и после второй мировой войны, единственному человеку в семье, который фашистов гнал с земли, а не отсиживался в Сибири под боком у бабы, бежал прочь чтобы скрыться под юбкой бабы.

Да, я злая. И я ненавижу таких паскуд, это чертово овечье стадо, которое прикрывалось верой, а не защищало дом, детей, семьи. Если бы все были такие, то сейчас, я вас поздравляю, мы бы жрали траву под каблуком фашизма. С другой стороны, так они может за это и были, они же из такой же секточки.

Ничего более мерзкого я давно уже не читала. И ведь не стыдно же, такое писать. И это между прочим не было как выставление, смотрите какими быть нельзя, нет, знаете почему? Потому что этого единственного сына сделали ублюдком и алкашем. Мол нет героев, если убил, то все ты урод моральный. Да пусть автора скрючит в параличе. Повторяю, я злая, я не добрый человек, я ненавижу оправдание бездействию и трусости. Ненавижу, когда марают имена героев и их заслуги втаптывают в грязь. А в этой книге именно так и делают. Мой дед воевал, он не мало прошел по стране чтобы выгнать фашню, чтобы я жила, моя мать и ее сестры жили и жили свободно, а не рабами фашни. У всей моей семьи деды и бабки воевали, кто на поле боя, кто в тылу, чтобы накормить, чтобы дать то, чем гнать гниль с Земли. И когда подобные жизни хотят принизить, я хочу, чтобы эта тварь оказалась-таки в том мире, где будет, как она хочет, чтобы никто не поднял оружие и их перерезали как овец и заставили работать в трудовых лагерях, как в принципе и планировалось, потому что они люди второго сорта, потому что черепушками не удались. Мерзко.

3. Я красная. Знаете, я красная от корней волос и до кончиков пальцев на ногах, поэтому читать про беляков, даже, если они не причисляют себя к этому, мне тоже неприятно, потому что эти мерзкие люди мне не интересны и раздражают своей гнилью внутри. А старуха из книги просто рассадник белячества. Мало того, что это просто лицемерная сама по себе баба, так еще и орет про свои грушевые сады. Вот когда хочется мордой тыкать в «море» как мальчика-дауна из анекдота, повторяя, вот море, вот море. Но только все это не поможет, ибо тыкали, только что толку, опять люди с удовольствием разъединились и ухватились за «имеем права» и грушевые сады. И никому не мерзко. Теперь не престижно быть хорошим работником. Теперь престижно быть хорошим вором, хорошим хитрецом. Теперь престижно не гордиться дедами, бабками, матерями и отцами из простых рабочих и крестьянства, а надо обязательно, как мудями потрясать тем, что кто-то отдалено был графьем, ага, графским крепостным уж скорее, потому что простите, но «принцев мало и на всех их не хватает», а учитывая сколько мудей потрясателей титулов, то уж точно это все крепостные. Да и чем гордиться-то? Загубленными душами? Мерзко.

Сейчас будет закономерный вопрос, за что оценка тогда не низкая в конец? А за стиль велосипеда с горки. За то, что я не читала слишком много гнилых мыслей. Но лучше бы я никогда к этой книге не прикасалась. Вот иногда я читаю аннотацию и как понимаю, что нет, не мое и не добавляю книгу в виш. Сколько бы раз она мне не встречалась, как бы кто не нахваливал, упираюсь как Ванечка ножками, чтобы в печку не попасть. Но иногда случаются игры и советы, и приходится читать. Эх…

Кстати, кто прочитал продолжение, у овечки квартиру Надя отжала или нет? Это просто очень достойное окончание жизни овечек было бы и меня нисколько не удивило бы. Жаль, что именно этим не закончили книгу, потому что эта история была только о старике и старухе, а после того как они упокоились в желтых песках, то как бы и фильму конец. Но для меня логично именно показать овечий загон и перерезанную глотку той, что была робкой. Если уж про правду жизни, то до конца, без волшебства.

%))

Vivalanga

Матрешка сказки.

«Уничтожить королевство» Александра Кристо

Начало у книги такое, что думаешь «ооопяяять» и уже ни на что приличное не надеешься. Но потом то ли, привыкаешь, то ли история начинает проявляться лучше, но в конце книги у тебя нет разочарований, что хорошо, хотя, ведь все самое интересное начинается только сейчас, когда истории подведен конец в книге, и я бы посмотрела на героев, когда им тридцать и что там у них с любовью между друг другом и принцем Элианом к морю) Ну и заодно, что за государство они построили.

А теперь по порядку. Мы тут давеча смеялись над тем, что Лем распек фильм Тарковского «Солярис», потому что он писал о встрече человека с неожиданным, а Тарковский снял фильм про мужчину и женщину. А американцы, не осилив Лема, сняли свой фильм по Тарковскому, так что несчастный человек (Лем), наверное, теперь веретено. К чему я про это рассказываю, потому что книга написана по мультику «Русалочка» «Диснея». Тут отсылки такие явные, что сложно промахнуться. Интересно, «Дисней» своей доли прибыли требовать будет или это будет называться художественной обработкой, и автор при своих останется? Но есть и немного из оригинальной сказки Андерсона про русалочку, это про пену морскую, в которую превращаются сирены после смерти. Но мультика конечно больше.
То как выглядит морская королева — осьминогом.
Считай полностью внешний вид главных героев, с небольшими изменениями.
Ракушка в конце концов на груди, которая еще и светится в определенный момент.
И даже некоторые моменты самого мультика, например, когда две мурены соблазняют русалочку на неправильный поступок, тут две русалки соблазняют на подобное же главную героиню — сирену)
И пока все идет по точной канве мультика — это скучно читать, но только автор лезет за собственной фантазией, тут-то и начинаются чудеса, когда читать действительно становится веселее.

Но все прекрасным быть не может. Например те же русалки, которые, совсем не красавицы:

Вместо волос у них, в отличие от сирен, голубоватые отростки, а рты их могут растягиваться до размеров небольшой лодки, позволяя заглатывать акул целиком.

У меня несколько вопросов сразу. Какого размера сами русалки, если могут съесть лодку. Что подразумевается у них внутри, если они могут сожрать лодку или акулу целиком, то есть заглотить. Как они после этого выглядят? И еще они заглатывают все это вдоль или поперек? И, кстати, когда главная героиня Лира боролась с русалкой, прочему та просто не заглотила сирену и дело с концом? Потом где-нибудь бы выплюнула, может даже и живой, автор ведь не говорит, что русалки съедают то, что заглотили)))

Знаете, что я еще не люблю? Приукрашательств. Это когда читаешь текст и пытаешься сопоставить весь тот светофор, который автор нагородил в нечто приличное, что он хотел описать, но не выходит.

О красоте сирен ходят легенды, но в кетонках течет королевская кровь, а это дарует особое великолепие. Величие, выкованное соленой водой и царскими привилегиями. Ресницы наши сотканы из ледяной стружки айсбергов, губы окрашены кровью моряков.

Прости-простите, чем выковано? Царскими привилегиями? А автор знает, что выковать привилегии нельзя? И из них люди не куются, потому что подразумевается, что они ни с чем не борются. Одно как бы сильно противоречит другому.
А теперь давайте просто представим этого попугая, с синим и красным глазом, огненной шевелюрой и с белесыми ресницами. Потому что как бы красиво не звучала «стружка айсберга» — это как ни крути — белый цвет, а не вон то, что представляется аквамариновое или бирюзовое, потому что айсберг — это лед, а стружка от него, хорошо, если все же белая, а не прозрачная. Ну, почему авторы не дают себе труда задуматься о физической составляющей того, что они пишут? Ну, ведь много ума не надо вспомнить, что айсберг — лед, и стружка от него, не кусок разноцветного льда на веках!

Я очень надеюсь, что переводчик, потому что вот тут точно переводчик, язык сирен специально назвал/оставил/сложил в такое не благозвучное слово: «псариин». Надеюсь, тут игра слов, что они тяфкаются как собаки и выражают своим языком в основном все плохо, а не хорошее. Потому что все вот эти красавицы, которые говорят на псариине меня скидывают на больных псориазом или просто шайку псов в подворотне брешущих без причины. Но опять же, это я придумываю оправдание переводчику, а не он скорее всего плюнул на слово и пошел дальше, потому что по мне, так с подобным словом надо было что-то делать!

Есть опять же то, что меня огорчает в авторах. Это «а подумать? Не, не слышали?». Ну, это опять же как с ресницами белесыми. Так и некоторые сравнения. Да, для нас, для живущих в ЭТОМ мире с той историей, что у нас есть сравнения понятны и обыкновенны, но авторы создающие новые миры, просто не могут использовать некоторые сравнения, особенно вкладывая эти сравнения в определенную расы. Ну, вот как например вот тут:

— Очень жаль, — говорит Калья. — Шпионя за ним, я словно наблюдала за ангелом. Такое милое личико!

Да, читатель понимает о какой красоте идет речь, но внимательный читатель обязательно спросит, а Калья какого ангела имела ввиду? Морского ангела? Предполагая, что названия и сами гады морские остались те же, что мы и знаем, потому что, цветы-то остались теми же. А если не морского гада, то откуда подводные жители знают о таком религиозном явлении как ангел? И, кстати, про религию ничего не было сказано, кроме божественных и магических начал изначальных семей, то есть ангелов в такой истории вообще не предполагается иметь миру.
Это всего лишь одно маленькое «а подумать?», но влечет на самом деле за собой большие последствия. И заодно говорит насколько автор не продуман, не понимает и не видит за пределами узкой своей истории, да и в истории тоже так себе, если бы за основу уже не была взята давно сложенная канва мультфильма. Ведь как заметили в одной из рецензий, из команды в 200 человек, нам описали всего трех-четырех и ощущение многолюдья в замкнутом пространстве корабля в море — нет. Или же толчеи перед обыскивающими у входа в город. 100 человек, пираты и один мешок с оружием, хотя кто-то побросал в мешок не одну саблю или кинжал, и три человека, которые всех должны обыскать. Это ведь как в очереди перед кассой стоять или при обыске в аэропорту. А мы читаем и ощущения толпы — нет. Нервозности или скуки — нет! Усталости или занудства проверяющих — нет! А ведь там перед этими пиратами приплыли еще какие-то. Это говорит лишь о непрофессионализме писателя, он не умеет создавать пространство с теми, кого сам привел в книгу. Он не представляет себе толпу в 200 или даже 100 человек. У него есть только здесь и сейчас, нет ни того что было, ни того, что будет. Кроме главных героев, только они и живые, а все остальное картонные декорации, которые оживают в момент, когда главные герои рядом. Но ведь так не бывает. Мир, города, люди, они живут до того и после того и нужно уметь это вкладывать в книгу, чтобы мы мир видели, его жизнь чувствовали. Да, главные герои важнее, но если ты уж их пихаешь в пространство полные людей, то хоть видимость полноты, суеты, беготни, заполненности создай.
Вот таким «не живым, не цепляет, картонность», и оборачивается всего лишь одно маленькое «а подумать? Не, не слышали».

И еще одно очень смешное «а подумать?»:

На Мидасе я всегда слежу, чтобы у них было вдоволь еды и выпивки. Полные животы и кровати с шелковыми простынями. Роскошь, к которой они не привыкли на «Саад» или на постоялых дворах с соломенными тюфяками, где нам приходилось спать во время плаваний.

Соломенные тюфяки. На корабле. В открытом море. Во время вечной качки. Вот не знаю, как автор, а я вот не раз читала в книгах о прибитых к полу столах, чтобы мебель не каталась туда-сюда из-за качки, что плиты были устроены именно так, чтобы кастрюли ставились в печку, а не на печку. Ну и что гамак — это как раз для того, чтобы не чувствовать качку и не свалится на пол. Не соломенные тюфяки, где с удовольствием свои гнезда крысы устроили бы. А от сырости эти самые тюфяки прогнили бы довольно быстро, а именно гамаки, если уж у команды нет своих кают с прибитыми койками в два яруса, что странно, учитывая, что корабль на 400 человек, а там всего 200. И опять же. Не просто так делали корабли именно на 400 человек экипажа, это означало только одно, что парусов там столько, что меньшим числом справится сложнее. И даже, если представить, что корабль переоборудован, то все равно вопрос как с кораблем на 400 человек, справились 100 человек? Ведь про переоборудование корабля автор не обмолвилась ни словом, и я подозреваю, что даже не подумал о том, как управлять такой махиной, а ведь, скорее всего даже смотрела «Пиратов Карибского моря», посмеялась над сценой, где капитан Воробей командует Уиллом Тернером, который делает вид, что пытается раскрыть все паруса и пропустила мимо ушей фразу, где Джек Воробей говорит, что мы бы вдвоем с этой махиной не справились. А эти детали важны, они создают правду в вымышленном мире. Они позволяют книгам жить не сейчас, пока ты новинка, а многие десятилетия после. Но мы же помним, что сейчас первое правило волшебника писателя, которому учат: «Не пишите романы с претензией на вечность». Ну и получаем соломенные тюфяки.

И еще одна смешная деталь. Такая вся величественно королевская.

— О, Лира. — Она снимает с трезубца нить водорослей.

Вся такая королева из королев, просто немножечко не идеальная, как сейчас любят почитать некоторые читатели, она вся такая идеальная, но с маленькой трещиной, ей на трезубец водоросли попадают… У меня тут все. У меня на это смеха и сарказма не хватает.

Но, при всей при этой глупости, даже если хотите плагиате в каком-то смысле, читать было забавно. Были интересные решения. Были мотивации героев, их изменения. Что меня порадовало. Было притирание, узнавание. Была и глупость некоторых второстепенных героев, которую ничем объяснить нельзя, но автор как могла логику прогнула, чтобы герой со своим скрюченным мозгом туда поместился. Были очень интересные, захватывающие сцены. Были штампы, что обидно. Но есть какая-то надежда на то, что автор еще подтянется, начнет обращать внимание на детали, в конце концов возьмет книжки в руки, словари, энциклопедии, знакомиться начнет с тем, о чем пишет и тогда ее истории действительно расцветут.

Наверное, я поставила неплохую оценку, потому что для меня книга больше сказка и я не сильно обращала внимание на то, что не все сходится. К тому же когда есть логика в поведении героев, я вообще сильно радуюсь.
Но все же эта книга не из тех, какие возьмешь с собой в вечность или будешь каждому советовать. Она разовая. В ней нет даже эпичности боя, хотя, казалось бы, Морская Королева устроила бойню. Все очень ровно, без кровищи, потерь, страха. Книжка на 11-12 лет. Больше, это уже нужно задуматься, что ваш ребенок становится инфантилом. Всучите ему Бальзака, пусть уже развивается)

Левые и все такоэ.

#socialism #communism
Социалистический тип мышления, это самый передовой и человечный тип. Любое отставание во мнениях, во взглядах, любая косность — антисоциалистична, и уж тем более антикоммунистична. Также, социалистическому типу мышления обязательно претит враждебность. Женщины — враги; геи — ненормально; америкосы — рептилоиды; другие нации — унтерменши; мужчины — насильники; интернационализм и глобализм — убивает страну; высочайшая цель — продолжение рода — все это антикоммунистическая и антисоциалистическая риторика. Если вы за все хорошее и против всего плохого, и в этом плохом у вас люди по неотъемлемому признаку или предпочтениям, то плохое — это вы.
Это лакмусовая бумажка, ваше отношение к миру.
Конечно, есть много недоразвитых, запуганных, озлобленных, враждебных, лицемерных, фальшивых людей. Но ведь любой социалист и коммунист должен понимать, что такой человек, он такой от безграмотности. И подлый человек — он подлый от страха. Нет, ему не нужно спускать все с рук, но социалист, коммунист — это человек, который понимает исторические причины развития общества. С этими людьми не нужно иметь дела, но этих людей не можно желать ставить к стенке. И потому удивительно, что в 21 веке есть среди социалистических движений люди, которые желают что-то запрещать и кого-то куда-то не пущать. Ребят, ребят, такие режимы не живут долго. Диктаторы, вообще, долго не живут. И их режимы ненадолго переживают их. Потому что такие режимы античеловечны, и человеки делают, пусть и исподволь, все против такого режима.
Социализм и его развитая стадия коммунизм же — естественное состояние человека.
Поэтому даже и полемики быть не может. Потому что не может быть развитого человека, который выступает против социализма и коммунизма. Все чаяния людей, самый желанный уклад жизни — это коммунизм. Даже капиталисты пытаются устроить за деньги свой маленький внутрисобойный коммунизм. Посмотрите в желанную жизнь и вы увидите там признаки социализма.
То, что вы знаете в странах, где, говорят, социализм, и то, что вас там пугает — вас пугают, как раз, антисоциалистические и антикоммунистические проявления. Вас пугает лицемерие (хотя чего оно вас пугает, вы же в нем всю жизнь живете). А лицемерие — антисоциалистично и антикоммунистично.
Если вы этого не понимаете — читайте, это значит, вы просто еще не образованы достаточно для понимания этих вещей. Если социализм для вас гулаг, запрет на джинсы, но порядок и колбаска за 2.20 — читайте, вы все еще не образованы достаточно для понимания.
Поэтому какая может быть полемика? Если человек спорит о том, хорошо ли коммунизм, он просто невежественен. Конечно, социалист и коммунист вступают в эти разговоры, но это нельзя назвать спором или даже полемикой, потому что там предполагается равный уровень знаний, а тут просветительская беседа со стороны красных.
И еще более удивительно, что в 21 веке есть еще такие невежи. Ведь все материалы в доступе.