Отрывок из Сердце Кан-Дзиру

#сердце_кан_дзиру
Лисса плыла ещё где-то не глубоко пытаясь разобраться стоит ли просыпаться или нет, перебирая кусочки своей жизни. Но ее раз за разом относило к воспоминанию своего умирания где ей останавливали кровь, которая не желала этого делать заливая и Лиссу и мужчину рядом с ней шепчущего: “Ты только не спи маленькая, не засыпай, я с тобой хорошая, Феникс с тобой”. Он продолжал дарить ей жизнь, наполнил ее благостью Феникса спасая, а она принесла ему смерть. Это решение было трудным, но вынужденным, дальше легче было решаться на приказы об убийстве, даже если они были зернышками разбросаны по людям и нужно было сказать только правильное слово. Тот человек тоже не был добрым, но вряд ли он спас бы Лиссу, если бы знал, что спасает смерть пришедшую на Запад.
Глаза Лисса распахнула, но звуки до неё ещё доносились как из тумана. Шелест листвы был тяжёлым и густым, она пыталась настроиться на него, как бы регулируя настройки в самой себе что сбились от погружения в успокоение, где ничего не существовало.
И вскрикнула, но горло выдало лишь возмущённый почти неслышный шёпот:
— Да не было такого!
Не было тогда человека заботливо говорившего о том, что не надо спать, что хоть кто-то с ней, он тогда действительно положил ладони на ее рану усмиряя кровь и ругался поминая всех демонов и вливая в неё благодать. Ему сильно было не до ее душевного состояния и его можно было понять.
Вокруг неё шумела совсем не листва, а мужчины, что остались в комнате, а она продолжала покоиться в объятиях Шерда. Это было приятно, но слегка смущало, она такое старалась контролировать, а неожиданно в этом оказываться. Но все смущение как рукой сняло любопытство, стало ужасно интересно что тут у них происходит.
— Если вы строите мир, где все будут равны и выделяться будут способностями, то непонятно, что вас не устраивало! — говорил Шерд, — так ведь так и было! Самые способные и пробились наверх, что же тебя не устраивало? Ты же и сам пробился.
— Суть в том, что в нашем мире самые неспособные смогут спокойно и без страха развиваться! И становиться способными.
Серебристо-золотые глаза Шерда горели, темно-янтарные Ладзоя тоже. Мужчины говорили эмоционально, никакая вежливость их, похоже, не сдерживала.
— Да как идиот станет умным-то? — презрительно говорил Шерд.
— Ты же как-то выучился, — язвительно парировал Ладзой. — У тебя были возможности, и вот, смотри, ты собой вполне доволен.
Шерд усмехнулся, легко кивая. Обмениваясь саркастическими шпильками, мужчины признавали, если сказано было удачно, легко кивали друг другу.
— А тебе, похоже, чего-то не хватило?
— У меня, видишь, условия были потруднее, — насмешливо ответил Ладзой.
— А сейчас ты развернешься, да? — усмехнулся Шерд.
— Уже, Шерд, уже, — подался к нему Ладзой. — Интересно другое, почему вы, у кого весь доступ ко всему есть, такие никчемные, как вы никогда не можете сделать качественный скачок? Ну как вы так никак нажраться-то все не можете? Уже и мир поделили, и все знаете, и все можете попробовать, а вот же феномен — несчастны. Вечно несчастны. И все хапаете и хапаете без конца, вероятно, пытаясь вещами заполнить пустоту внутри себя. У вас даже развлечения такие унылые, что хоть караул кричи.
Шерд усмехнулся.
— Что, — хмыкнул Ладзой, — хотел сказать, что я не пробовал ваших высших наслаждений и вспомнил, что Джосан допустил меня до всего?
— Да, — задумчиво сказал Шерд, — отлично ты его обработал. Я, признаться, думал все это время, что ты просто холуй-карьерист.
Ладзой вспыхнул яркой улыбкой, пожал плечами.
— А вы по-другому и допустить неспособны. Вы же по себе меряете.
Лисса прикрыла глаза. Звучало все пока так, что еще немного и они передерутся, ну лучше уж в ее проходном дворе, который хоть как-то скрыт, чем в любом другом общественном месте. Хотя Шерд себе такое вообще удивительно что позволил. Да и от Ладзоя столько страсти она не ожидала.
Она считала, что подобные разговоры должны проводиться в постели и без дополнительных людей рядом, особенно как поперечина между ними. Но предложить подобное мужчинам не могла, потому что ни тот, ни другой, теперь уж она в этом была уверена, не были любителями ее игр и управлением жизнью и людьми.
— То есть, не скажешь, да? Не скажешь, что именно заставило тебя рисковать положением? — Шерд отмахнулся, прерывая готового заговорить Ладзоя, — я слышал все эту ерунду про высший уровень существования, равный мир без страданий. Люди не могут без страданий! Разве ты не понимаешь, что обязательно, обязательно появится новая иерархия! Вы просто замените одну вертикаль другой. Я не против.
Шерд поднял ладонь к сердцу, по крайней мере, к тому месту, где оно должно находиться.
— Это я как раз понимаю, иногда нужно встряхивать мир, перекраивая его. Но почему бы так и не сказать? Ну?
Ладзой улыбнулся, немного смущенно и растеряно.
— Я так и не знаю, как объяснить. Как только я смогу это объяснить так, чтобы ты понял, я стану настоящим Учителем. Я говорю тебе, мне мало богатой конуры. Мне нужен богатый мир. Чтобы весь мир был моим домом. Понимаешь?

Прочитать можно здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziruhi_from_reality_125513688_1001723950311046_683974584766813600_n

Сценарий найденный во сне.

«Дом сна» Джонатан Коу

Все началось с маленькой заметки в газете, что при ремонте старого особняка найдена рукопись, это конечно, было злостным преувеличением, совсем не рукопись, мятый сценарий и даже не какой-то стародавний, чтобы на нем заработать хоть какие-то деньги, а просто забытая каким-то студентом писулька. Но стало интересно что-то из этого вытащить, придать этому лоск, тем более что я увлекаюсь арт-хаусом, а в том сценарии было столько пьяного бреда, которому так и хотелось придать философский вид, что я взялся за это…

«Натура. Вечер. Общий план старинного особняка у моря на фоне заката.
Шум моря. Через некоторое время начинают раздаваться человеческие голоса. Женский. Мужской. Опять женский (голоса основных актеров рассказывающих свою версию истории) они сливаются в гул перекрывая шум моря, но из-за многоголосия мы не понимаем ни слова.
Солнце скрывается в море.

Интерьер. Белый коридор больницы.
Камера медленно движется вперёд по коридору. Проезжает первую дверь оттуда слышится приятный девичий голос.
Голос: Руби!
Камера разворачивается к двери. Дверь открывается и мы попадаем на пляж.

Натура. Пляж. День. Общий план.
Огромный замок из песка. Башенка громоздиться на башенке. Он украшен ракушками, лапкой пеликана, несколькими яркими камешками. Спиной к камере сидит молодая девушка и смотри на замок. Мы слышим ее прерывистый голос, она словно говорит через сон, прерываясь, недоговаривая и все похоже на какую-то чепуху.
Девушка: Он вас любит. Тогда на пляже… ах, если бы я знала. Но такое не говорят, если не любят так… Удивительно… Я очень хорошо помню этот день… Он самый счастливый в моей жизни… Такой замок! Как странно, что вы не знали… Я помню как просить велосипед. Никто никогда не врет во сне…
Девушка поворачивает голову в камеру, смотрит вопросительно. Потом закрывает глаза и укладывается на песок засыпая и превращаясь в маленькую девочку.
Движение камеры назад. Дверь захлопывается.

Интерьер. Коридор.
Камера снова движется вперёд по коридору к точке света. Она далеко, ее почти нельзя определить. Снова проезжаем дверь, из-за которой раздаётся мужской голос.
Голос: Генри!
Камера резко разворачивается к двери. Дверь с громким стуком о стену распахивается.

Интерьер. Лаборатория.
Мужчина в одних плавках с безумным взглядом бегает по прозрачному качающемуся полу, чтобы не свалится в резервуар с водой и не дать воде проникнуть в его прозрачную обитель. К его голове ведут проводки убегающие куда-то вверх. Человек обессилен, его шатает, глаза красные.
Мужчина: Только я! Только я все понимаю! Сон — это болезнь! Я смогу победить! Я дам лекарство человечеству! Ах, эти завистники, шпионы! Они хотели мне все испортить! Какой-то один единственный смертельный случай, а они раздули такую историю. Косятся на меня. Завидуют потому что я уже в шаге от прорыва! Обвиняют меня, что я насильник и импотент. Что я не могу возбудить и искалечил нарколепсичку! Все это чтобы погубить меня! Мне нужен только материал. Я должен избавить человечество от сна. Всегда один.
Дверь закрывается.

Интерьер. Коридор.
Камера снова движется вперёд теперь она чуть покачивается, словно ее несет человек. Шагов не слышно, только шуршание ткани. Впереди поток света становится больше. Появляется еще одна дверь. Оттуда доносится женский голос.
Голос: Вероника.
Дверь открывается медленно, видно как быстро меняются разные декорации. Кафе с книгами. Студенческая спальня. Уютный домик, хорошо обставленный, где мелькают женщина с ребёнком. Офис банка. И наконец взору открывается кирпичная стена.

Натура. Городская улица. Тупик.
Рядом с BMW стоит одетая в костюм женщина. Она натянуто улыбается.
Женщина: Это все оказалось не мои. Деньги не принесли радости. Ребёнок не принёс радости. Да я и не любила его. Не верьте, что дети укрепляют отношения — это не правда. Если вы рожаете ради этого, то обрекаете всех на страдание. Если вы идёте не по той дороге, что выбрали себе в самом начале, которая вас вдохновлялась, то все закончится плачевно. Смотрите ли вы в прошлое или нет, оно следует за вами, если вы ничего не решаете с тем, что в нем оставили. Зачем я хранила книгу, я не знаю. Почему я отказалась от театра, я не знаю. Показалось, что достаток — это правильно и потеряла дорогого для себя человека. Стоило ли этого того? Смотрите.
Женщина садится в автомобиль, разгоняется и врезается в стену. Ее выбрасывает через лобовое прямо в стену. Камера резко отворачивается, но слышен характерный звук удара.

Интерьер. Коридор.
Дверь захлопывается, темнеет и превращается в надгробный камень. Камера движется вперёд, теперь чётко слышен звук лёгкой ткани платья. Ещё одна дверь медленно распахивается.

Интерьер. Комната. Полумрак.
У окна стоит мужчина и разглядывает снимок в руке. Рядом громоздятся горы кофейных чашек и журналов. Неприбранная кровать. Мужчина смотрит в камеру и улыбается.
Мужчина: Терри. А я узнал тебя. Не сразу. Но пришли воспоминания, как-то совсем неожиданно и потом я вспомнил! Не думал, что мог забыть твоё лицо. Не думал, что вообще не запоминаю мелькающие каждый день лица кроме актёров, которых вижу каждый день своей жизни. Как я рад, что нашёл тебя. Как символично, что я нашёл тебя здесь и этот снимок… Я неожиданно нашёл и кусочек от фильма, что искал всю жизнь и из-за которого так долго не спал. Как неожиданно все это. Как радостно.
Мужчина прячет снимок под подушку, укладывается в постель и засыпает. А постель вдруг она со звуком поезда устремляется вдаль к отдаленным контурам французского берега.
Камеру выносит за пределы комнаты. Дверь закрыта.

Интерьер. Коридор.
Теперь чётко видно, что светлое пятно это дверь на солнечную террасу. Там стоит девушка распущенными цвета соломы волосами и смотрит на спокойное море.
Камера движется вперёд мы слышим стук каблуков. Видим как женская рука открывает стеклянную дверь, очень быстро в отражении мелькает красивая женщина в лёгком платье. В момент когда поворачивается навстречу камере женщина с террасы весь вид меняется.

Натура. Входная открытая дверь.
В дверях также женщина с террасы, но намного старше с сединой в волосах.
Голос из-за камеры: Сара, это я, Роберт.«

Все закончится статьёй в газете. Скорее всего разгромной критикой фильма. Мало кто угадает, что основная линия была для тех, кто стремиться к любви. Я немного романтик и следовал за нитью найденного сценария. И я так и не смог понять, почему мужчина не смог дать женщине такого простого как уверенности в себе. Пожалуй, он действительно не был мужчиной. Я, конечно, романтик, но я и реалист. Там ничего не будет, но не стоит зрителя лишать надежды.

А нужна ли полная правда?

«Коко Шанель» Анри Гидель

Есть удивительно приятно написанные биографии, эта как раз из таких. Она очень деликатная, как только возможно, автор избежал всех острых углов делая вид, что как раз их-то он не избегал.

Он очень много внимания уделил детству Шанель, раз за разом упирая на то, как ей было местами не просто, как она любила о нем начисто нафантазировать. Это было больше похоже на красный платок появившийся на монохромно выстроенной сцене. Автор вроде бы не настойчиво, но убеждает нас, что он не будет скрывать правду. Напишет жизнь великого модельера как есть, без прикрас. И на так хорошо обставленную «правду во всем» приятно вестись)

Я очень люблю, когда авторы так умело воссоздают эпоху, о чем-то напоминают, приписывают события исторические чтобы можно было легче ориентироваться во времени. Коко Шанель сама не малый ориентир эпохи, но дополнительные исторические факты никогда не бывают лишними. Анри Гидель просто волшебник в этом плане, он действительно знает когда вовремя мазнуть красным платком, к чему привлечь внимание, как вроде бы ответить на возникающий вопрос, не давая ответа, а переводя разговор на другое.

Я не говорю, что история Коко Шанель не правдива, нет, нет, нет!) Я говорю о таланте человека, который сумел рассказать не мало о Женщине! А уж давайте скажем честно, женщина полностью положительная — это скорее ее полное отсутствие, но читая биографию, ты видишь женщину с намеками на то, что не все было с ней гладко. Вот например, забастовка работниц. Ну ведь она не могла возникнуть на пустом месте. И не настолько дуры были работницы, чтобы подумать, что вот сейчас такая власть, значит Модно и мы забастуем. Но Анри Гидель подкидывая нам причину общую для Франции

В Палату депутатов были избраны 146 социалистов и 72 коммуниста. В июне Леон Блюм формирует новое правительство. Но эта победа не только не охладила умы, а, наоборот, разгорячила их. Предоставление оплачиваемых отпусков, 40-часовая рабочая неделя, коллективные договоры и все прочие меры – которые, кстати, уже существовали в других европейских странах…

тут же пишет, что сама великая мадемуазель такой не была и отпуска давала и даже оплачивала их, как если бы девушки работали. Мало того, она ведь им считай санаторий построила… Красиво? Ох, как красиво, только все же странно, если она была такой прекрасной, откуда же забастовки?

Или вот ещё один эпизод из жизни Шанель. Она держала при себе доброго приятеля, дала ему другую работу, когда «механиком» он быть уже не мог. Проникаешься женщиной веришь в ее удивительное почитание людей, а потом читаешь, как поддавшись романтическому дурману она увольняет человека, о котором мы только и читали восторги. Из таких маленьких поступков понимаешь, что Коко не такой уж и золотой человек. И Анри Гидель, стараясь чтобы мы сами не развили эту тему и не ушли в глубины разборов поведения, бросает нам костью, что да-да, она была строга, она насмехалась, и закрывает тему, вроде как все нам подтверждая, но подаёт это как нечто обычное, что-то присуще любому трудоголику, а что-то — разочарованной одинокой женщине. Ах, ну как же красив автор в том, чтобы перевести разговор на другое, фокусник умеющий вовремя показать нам прекрасную ассистентку)

Ох, как мне не хватило подробностей жизни и главное трудов Шанель во вторую мировую. Не хватило после войны разборов с заводами евреев. Но тему автор эту даже не затронул, молодец, какой, подал нам жизнь Коко пусть и не идеальную, но ровненькую). Рассказал о временах и нравах. О неустроенности, о классовом неравенстве, о человеческой глупости, когда одна война ничему не учит. В чем-то даже — о большой подлости, которая хорошо, что не случилась. Много интересных сведений можно почерпнуть из книги о самом времени, о людях. О развитии моды, почему и как стала возможна такая слава и такое изменение в женских фасонах одежды. Это действительно очень хорошо написанная биография. Просто тут нельзя не увидеть, что она слегка выбеленная, ну может действительно так и надо писать о человеке, когда каждый день ты пользуешься его продукцией и тем, что именно он дал тебе свободу движений, освободив от корсета, и неизменное, всегда спасающее маленькое чёрное платье.

– Ныне молодые женщины одеваются не то как клоуны, не то как совсем маленькие девочки… Они не правы. Мужчины не любят маленьких десятилетних девочек, а если и полюбят, то потом задушат…

Вокруг камня.

«Лунный камень» Уилки Коллинз

Надо сказать, что не зря я продолжила знакомство с Уилки Коллинзом, хоть от его «Женщины в белом» мне было крайне весело) «Лунный камень» написан намного лучше, меньше каких-то диких совпадений из ничего и совсем уж горя горького.

Хотя без драмы этот автор не может. То служанку в пески бросит, то до беспамятства доведет врача, а второго от болей в могилу сведет. Но тут хоть что-то за что-то больше цепляется и производит ощущение не придуманного, а настоящего. Удивительно то, что Коллинз наблюдал не мало семейных тайн и происшествий благодаря своей профессии адвоката. Но как-то не верится, что эти семейные тайны были именно такими по насыщенности совпадений.

«Лунный камень» опять же написан в форме повествования от героя к герою, то есть то, что мы уже видели в «Женщине в белом». Очень надеюсь, что не все его книги в этом стиле, потому что как-то грустно, если человек не смог выйти за придуманный самим собой стандарт. С другой стороны, он адвокат, он привык именно с таким повествованием дело и можно его понять.

Для меня в книге самым слабым был кусок от лица врача про опиум. Не из-за повествования, что человек от беспокойства устроил то, что он и устроил. Нет, я могу принять на веру все сопутствующие этому обстоятельства. Меня удручило объяснение доктора, который уверяет главного героя, что мол так все и было, посмотрите, прочитайте. И герой соглашается, мол да-да, это объясняет многое и ОПРАВДЫВАЕТ! М-да… Вот где было бы счастье для человека не с таким инертным умом. Да если бы ему нужно было оправдание, то, конечно, за такое объяснение надо было хвататься, и главное даже в эксперименте все можно было бы устроить не менее прекрасно. Я вот даже не знаю, повезло ли нам, что Коллинз писал таких детско-благородных героев и мы следим за детскими перемещениями и верами или было бы намного интереснее получить действительно человека, который воспользовался обстоятельствами и неожиданным оправданием самого себя совершенно третьим человеком.

Так же меня удручает не выдержанный образ главной героини. Она значит упиралась рогом не веря своему молодому человеку, все его объяснения на нее не действовали и вдруг история с опиумом и она буквально бросается в его объятия, мол верю, верю, вот в это я верю! Да как так-то! Я сильно подозреваю, что я что-то не знаю об отношении к опиуму в то время, там явно англичане что-то знали, раз именно в этом видели правду. А не как мы услышав про такое, как раз начали наркомана обдолбанного подозревать в самом плохом и уж точно не в честности)

Роман захватывает и увлекает. Есть, конечно, смешные детские моменты, как например не узнать человека, с которым имел не мало дел, только потому что он стал смуглым. Не отличить черт европейца от не европейских… Но это не отменяет увлекательности приключений самого алмаза. Радостно, что он вернулся к своему богу, на это ты и надеялся. Очень жаль, что браминам, которые явно стали большими друзьями пришлось расстаться (я вот всю книгу переживала и болела за них). Но в Индии люди плохо дружат с логикой, хоть и сильно стараются, поэтому позволили расстаться тем, кто смог выдержать большие испытания и вернуть то, что пропало много лет назад, по мне так их надо было оставить охранниками при камне, они знают, что такое охотиться за ним, и больше, пока они живы, никто не смог бы коснуться камня.

Классику надо знать, тут не поспоришь. Даже такую трогательную. Тем более, что стиль повествования Коллинза со свидетелями — это первый такой опыт повествования в литературе. Без подобных знаний сложно проследить развитие литературы, а обладая ими легче овладеть письмом, пониманием каких-то деталей, восхищением и почему что-то является классикой, а что-то потонуло во времени, хоть и было модным и читаемым в свое время.

Отрывок из Сердце Кан-Дзиру

Верила ли она в чудеса? Она очень хотела в них верить. Прячась с неприлично сказочной книжкой в руках, где все были красивы и счастливы, она хотела верить, что тоже попадет в такое место и неожиданно станет такой же как все. И тоже будет счастлива так же восторженно, полно и удивительно, как герои сказки. Да, она хотела в такое верить, но она знала слишком хорошо, что этому не бывать. Слишком очевидна была ее разница с этими героями. Они были красивы, так, что от них нельзя было оторвать взгляда, Ито же слишком хорошо, знала, что не красива. Она не уродина, да, но она самая обыкновенная, убери у нее крылья и среди золотокудрых девушек ее не узнать, она затеряется в толпе как обычная серая масса. Она хорошо помнила один единственный раз когда неприлично расплакалась по этому поводу. Она просто ужасно хотела танцевать, хотела нравиться. Это был большой праздник Феникса, она первый раз вошла в зал не для детей, а для взрослых. В этот огромный величественный зал, полный света любви создателя выплеснутый через светило. Первый раз, когда казалось, что весь мир перед тобой. И именно тогда она поняла, что она может быть хоть сто раз принцесса, но предпочтут Деву титулом ниже, из-за ее изящества, красоты, индивидуальности. Поняла это со всей откровенностью, через несколько танцев, когда все дебютантки уже танцевали и некоторые не один танец подряд, а она все стояла одна снизу любуясь полетами пар и к ней подошел Райм. Райм! Да, лучший из мужчин каких она знала, оплот безопасности и спокойствия, к кому можно было прижаться в часы неуютной тоски и всегда услышать: “Все хорошо, милая.” Но это все равно было, что подошел бы отец для спасения дочери. Именно тогда ее и стукнуло пониманием насколько она не интересна, так что даже титул и возможные благости не помогают ей быть привлекательной во взглядах Крыл. Если бы только она когда-нибудь набралась смелости и спросила когда-нибудь Райма, почему он подошел тогда, пусть даже чтобы подтвердить свои горькие мысли, то оборотень бы ответил, что он думал, что с ней будут танцевать многие, пусть даже многие из-за ее статуса, а когда увидел, что все ведут себя, как ротозеи, а принцессе хочется танцевать, подошел сам. Жалостью и тактом Райм никогда не руководствовался. Он бы сказал, что подошел бы еще, но Ито убежала потом. Но, конечно, Ито никогда Райма про это не спрашивала.

https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru

hi_from_reality_124085469_199060965089731_4029505406166164869_n (1)

Пережить «Последнее время»

Для меня современных писателей, которых можно назвать писателями, единицы. Шамиль Идиатуллин один из них. Кратенько, кто не знает, в крипи-группах кому-то советовали Убыр, я пошел почитать страшилку, а наткнулся на безоговорочный мастрид, классику, вечную книгу и все хорошие слова и эпитеты, которые можно сказать про произведение. Обычно, натыкаясь на хорошую книгу, я иду читать какую-нибудь другую работу автора и если она мне нравится, то читаю потом все. После Убыра я прочитал «СССР(тм)» — тоже маст рид, а потом все остальное. Ну, так с тех пор и слежу за творчеством Шамиля.

Сегодня ночью дочитал его «Последнее время», типа, фэнтези, а на самом деле — описание актуального мира, только в других декорациях. Да ну какое фэнтези, оглянитесь вокруг. Поменяйте названия вымышленных стран на современные и получите раскладку современного мира. Замените свистелки и дуделки, типа выращенных рощ, на 3Д принтеры, а силовые листочки на гаджеты и тоже получите более-менее сопоставимый расклад, а уж психологию и сопоставлять нечего: нацизм, под эгидой патриотизма и родовое «наш»-«чужак/враг» — узнаваемы и так. Повсюду оно. Ну а как иначе, иначе уже не фэнтези, а красная пропаганда получится, когда весь мир антиксенофобный. Фэнтези так не строится, фэнтези всегда про темные времена, всегда про какие-то примитивные миры и такие же расы. При этом, ощущение от фэнтези всегда такое, что цивилизация была, но то ли ушла в вечность, то ли допустила к управлению тех, кого было жалко, но допускать до серьезных дел было нельзя и выродилась. В общем, фэнтези это всегда какая-то беспросветная серединка кали-юги по укладу. Всегда читаю и ежусь. Я, видите ли, сторонник светлого будущего, а не темного прошлого или серенького настоящего.

Погружение в события отличное. Очень сильный реализм. Герои тупят, ошибаются, недоговаривают, сволочат, растут, стремятся стать человеками — ровно как в жизни. Автор талантливо рассказывает нам эти куски жизни героев, как если бы мы за ними смотрели в волшебный кристалл, видя и их мысли, и их поступки. Автора в книге нет, Шамиль рассказывает нам точки зрения героев, от лица же героев, сам никаких обобщающих или раскрывающих выводов не делает, слова автора очевидно описывают отношение героев к ситуации, их оценку и взгляд. Автор только безлико участвует в описании действий героев — Айви шла, Кул посмотрел, Хейдар сказал.

Для взрослых книга, для взрослых с базой, чтобы все недомолвки домолвить себе и выводы сделать читатель смог сам. Писатель оставляет свободу делать оценки и выводы нам.

Поэтому и нераскрытые, незаконченные сюжетные линии, и отсутствие объяснений каких-то важных действий понятны – ведь все показано с глаз героев, а герои от каких-то людей или событий отвернулись, занялись другими делами. А важные действия герои либо сами недопонимают, зачем и почему творят, действуют по наитию, сообразно своему уровню, либо делают что-то настолько естественное, что и думать об этом для них лишне, поэтому они и не думают. Поэтому и читателю неоткуда узнать в чем там дело. А почему люди думают, словно у них петарда в голове периодически взрывается, и они отвлекаются от важных мыслей, промаргиваются и продолжают заниматься своими делами, как ни в чем не бывало — это нам у себя спросить надо, мы же делаем ровно так же.

Но что мне особенно нравится в героях, которых пишет Шамиль, это то, как ведет себя «маленький человек», я уже как-то упоминал про эту разницу, между героями всеми любимого Крапивина, и героями Шамиля. Стандартный маленький человек в литературе, у талантивейшего и добрейшего к этим маленьким людям Крапивина в том числе, попадая в кризисную ситуацию, начинает скулить «почему я», проситься на ручки, закрывать глаза, закатывать глаза к небу, требовать похвалить его лучше всех, и только потом идет спасать мир, по пути угробив лучших людей, которые, пока он капризничал, вместо того, чтобы воспользоваться какой-то своей суперсилой, спасали мир, как могли. У Шамиля маленький человек, когда попадает в кризисную ситуацию, боится, плачет, скулит «почему я» — но мысленно, не втягивая никого, и во время этого страха, скулежа, сомнений — делает, спасает мир. Ему так же больно, так же страшно, он себя чувствует таким же никчемным, как все, так же не знает, что делать и не знает, получится ли. Но все это не вместо, а во время того, как делает то, что нужно. И поэтому, конечно, это никакой не маленький человек. А человек. Еще не с большой буквы, но уже человек.

По совету в посте Шамиля же, я прочитал знаменитую постыдно-лживую Зулейху (на встрече с читателями в Казани авторка призналась, что рассказа бабушки там чуток, остальное все выдумка), которая глаза так и не открыла, и начало книги было очень годным, когда девочка бежала там во двор, кормить духов, такое, зверино-языческое, я подумал было даже, что тоже этническая фантастика какая-нибудь. Ну и эта линия, как она такой звериной матерью ходила за ребенком. Так вот, я думаю, что Шамилю понравилась эта линия, и он ее вытащил в «Последнее время», очистив от шелухи. И у этой героини-матери тоже в голове за книгу так и не рассвело. Но это и неудивительно, нет для этого предпосылок. А я, когда говорил про «Бывшую Ленина», объяснял — порядочность Шамиля не дает хеппи-эндов, если предпосылок нет. Времена-то темные, поэтому они и привели к «Последнему времени».

Правда, как всегда, последнее чего-то, это первое другого чего-то, и в этой книге есть искорка надежды, некий элик (правитель, властитель, хан, на тюркском, я смутно помню, что у Шамиля был пост в фейсбуке, где он давал ссылку на монографию Хатипа Миннегулова, «Идея государственности в тюрко-татарской литературе VII–XVI вв.», там как раз упоминается тюркский аналог «Шахнаме» Фирдоуси — «Кутадгу билиг» Юсуфа Баласагуни и мифически-исторический Справедливый (Солнцерожденный) правитель — Кюнтогды, имя, кстати, совпадает со значением имени Хосрова Первого — Ануширвана), таки, смог объединить некоторые племена, чтобы выступить единым фронтом. Ну, и так как место, которое заняли эти объединенные племена теперь будут называться истинным именем — Итиль, мы понимаем, что есть некая отсылка к хазарской истории, когда такой пестрый союз разноверцев дружно жил на Волге. И тогда, как бы, это тем более не фэнтези, а художественная история. Все могло быть так на самом деле, в нашем мире.

Книга кончается началом войны. И это неудивительно, при таком типе мышления героев. Им ничего другого не остается.

Потому что:

«Ночью или днем на снегу или на земле человек может быть черным или белым, но внутри он красный, и человек он до тех пор, пока красный внутри.»

Дальше цитата, которая, как я уже сказал, озвучивает мысли персонажа, эту мысль низводит на уровень этого героя. Красное внутри — это просто кровь. Иначе и быть не может. Там никто еще не дорос до красного внутри. До Человека. Трудно это. Труднее, чем просто жить в последнее время. Или даже пережить его.shutterstock_image (2)

Без духа Рождества.

Агата Кристи, как всегда прекрасна. Ее детективы всегда интересно читать. Даже, если можно узнать убийцу сразу, следить за развитием сюжета одно удовольствие.

Данный детектив немного поводил меня за нос, признаю. И я почти поддалась тем уловкам, что устроила королева детективов, но должна сказать, что все же знания того как любит закручивать сюжет Кристи в сторону меня не отвёл. Это и дар и проклятие. С одной стороны это гордость за знания творчества автора. С другой, нет ведь никакой интриги! Но хотя бы есть удивительный Эркюль, который знает как составить доказательства и прищучить виновного.

На что интереснее всего обратить внимание именно в этом детективе? Это на небольшой мастер-класс от Агаты Кристи для писателей детективного жанра. Через Эркюля Пуаро она очень интересно рассказала о том, как стоит обращать внимание на жертву убийства. Знаете же эту расхожую фразу: «У кого был мотив?» Она очень правильная, но прежде требуется вывести характер и нрав убитого, чтобы появились люди с мотивом! И это подано красиво и тонко. Надеюсь писатели не прошли мимо этого небольшого класса, который сделал бы их труд более интересным.

От самого детектива, конечно, веет старомодностью и знаете «чисто английским убийством». Ты не можешь себе представить другого такого места где бы на Рождество произошло убийство, а не примирение. Где бы замешана была именно семья, а не посторонний грабитель кучки необработанных алмазов. И где семья бы оказалась настолько полной… И как обычно не только шкафы, но и семейные комоды, тумбочки и даже шкатулки были полны скелетов. Ох уж эта Великобритания со своими замашками все прятать и закапывать как кошечка следы жизнедеятельности.

Кратко сюжет очень сложно рассказать, он считай весь в аннотации. Мы имеем неприятного главу семейства, у которого под крышей неожиданно для него самого собралась его Многочисленная семья! И кое-кто, кто к семье никакого отношения не имеет. И вот исход — глава семейства мертв, потому что за свою многогодичную жизнь не имел скромности в отношениях и попортил тем самым не мало судеб… хотя… Если взглянуть на итог выросший, то выросло нечто неплохое, но как-то само себе травмированное. Вот последнее жаль, ведь если бы не лелеять травму, можно было бы и старичка использовать.

Как всегда будет очень захватывающе порыться в шкафах семейных и увидеть как легко кому-то даются отгадки. Духа Рождества, вы, конечно, не почувствуете, но зато разгадаете загадку и я думаю вместе с Эркюлем не раз подумаете, что:

«Pour moi, я предпочитаю центральное отопление…»

Спастись в фантазиях.

«Клиника «Амнезия»» Джеймс Скадамор

Как выглядит мир, когда мы на него смотрим? Он выглядит ровно так, как мы его представляем. Мы откидываем все, что нам не нравится, промаргиваемся, забываем, и оставляем только то, что нравится, а иногда мы его дорисовываем, дофантазируем и нельзя потом сказать, что мир не такой, ведь мы действуем сообразно тому, что придумали, что видим своими глазами через свою голову. Именно поэтому для кого-то каждая осень дождливая, хоть если посмотреть это не правда. Именно поэтому для кого-то все зимы холодные, и он забывает о том, что были года, когда и зимой шли дожди и не нужны были шубы. Именно поэтому для кого-то все мужики козлы, потому что кто-то не оценивает себя объективно, а только через то, что он придумал для себя, в своей голове, в своей памяти он даже говорит и выглядит иначе.
И книга как раз об этом. О том, как фантазии формируют нас. Как изменяют реально-объективный мир, на наш, тот что только у нас в голове.

Сложно обвинить мальчишек в фантазиях. Каждый в них спасается от собственной неустроенной жизни, хоть и хочется сказать, а что тебе не хватает-то? А оказывается не хватает простого, одному матери, точнее прощания с ней. Отпустить воспоминания, похоронить наконец-то человека, перестать ждать невозможного. А другому не хватает любви в семье. Для него все может поменяться в любой момент, и он словно не имеет права обняться с родителями в тот момент, когда ему хочется. Вроде бы нет потрясений, но уверенности тоже нет. А когда потрясение случается, то фантазия старается удержать его в сознании, не дать погрязнуть в вине.

И вот мы и получаем книгу, пропитанную неустроенностью и приправленную фантазиями, которые позволяют жить. И все это среди двух культур, одной, которую привезли родители нашего главного героя в Эквадор из Британии и местную. Это как два воздушных фронта, холодный и теплый, нельзя было ожидать спокойствия при таких фронтах. И громыхнуло. Громыхнуло не только из-за культур, в которую мальчишки очень быстро встраиваются, потому что одному хочется знать больше о стране, где он проживает, а другому уже привили европейские стандарты. Но еще есть взросление, причем рядом друг с другом, надо ведь самоутвердиться, показать кто тут главный самец. Да и что самец тоже надо доказать и это опять два фронта, потому что мальчишки, хоть и приятели, но не друзья, когда «в связке одной с тобой».

Кстати, если присмотреться к тому, что выдумывают мальчишки, как они обыгрывают свои фантазии, то легко можно увидеть, чего им не хватает. Нет, это не волшебство и необычность, а всегда любовь, всегда понимание и всегда умение выйти из положения. Помните в «Благих знамениях» ситуацию с подмигиванием?

Она метнула взгляд на сестру Мэри, однако, узнав в мистере Янге человека, который в жизни не видывал ни единой пентаграммы, ограничилась лишь тем, что показала на Ребенка № 1 и заговорщицки подмигнула.
Сестра Мэри кивнула и подмигнула в ответ.
Монахиня выкатила из палаты коляску с ребенком.
Подмигивание — весьма многозначный способ человеческого общения.

А дальше там расшифровываются подмигивания, когда оказывается, что сестры «подмигивали» каждая о своем и все мимо того, что имела ввиду другая) Ну, вот примерно также мальчишки умели разговаривать и понимать друг друга. Это только казалось, что у них с общением все в порядке, но как мы видим по книге, получался у них «полуслоненок» (с). И вот как в Благих знамениях покатилось и понеслось у них именно тогда, когда их «подмигивания» каждый стал трактовать, как им хотелось, а не так, как было на самом деле. И стало появляться не один мир фантазий, а два. У каждого свой, мимо мира приятеля.

В этой книге нет ничего сложного. Даже нагромождение фантазий — это всего лишь крики о помощи. Если вчитываться, а не придумывать, то окажется, что и смысл у книги самый простой, не замысловатый. Да, здесь все обернуто в переливающийся фантик из легенд, выдумок, сказок, напичкано культурой и природой, но только все это отбрасывается прочь. Появляются просто два подростка, которые взрослеют, крепнут, набираются опыта, страдают и не умеют разговаривать.

Красивая книга. Печальная книга. Удивительная книга. И очень-очень простая.

зы. Забыла написать про название. С одной стороны — это главная выдумка мальчишек, а с другой стороны — это именно их спасение — забыть страшное и жить спокойно в уютном кубике. Говорящее название.

Австралия, как плотный клубок тайн на один квадратный метр.

«Тайны Торнвуда» Анна Ромер

Книга похожа на рекламу Австралии, а точнее только одного ее региона — Юго-Восточного Квинсленда. Пусть город и выдуман, но пейзаж-то нет) И описано это место с любовью, так, что хочется взглянуть на описанные места вблизи или вот с высоты птичьего полета, как делала это героиня книги, когда работа загнала ее на эту верхоту.

Анна Ромер благодаря Тайнам стала известна у себя в Австралии и это понятно. Она описывает историю страны, причем делает это с любовью. И насколько я поняла, просмотрев не переведенные еще на русский книги, именно это ее фишка, ну плюс много мелодрамы, потому что историю она рассказывает через не существующих людей. Ну, а кто не любит прочитать и немного про любовь, и немного про историю места, которое ты любишь, и в шкафы со скелетами позаглядывать? Поэтому совсем неудивительная ее слава в своей стране. Для нас, конечно, это все же больше реклама страны, какие-то общие сведения о том, что же было у них в определенные годы и как они с этим справлялись. Но именно общие, без точных подробностей, без эмоционального заряда.

Ну и так чтобы было понятно, давайте пройдемся по коротенько по сюжету.
1. Для себя я решила, что это все же семейная сага, пусть тут не в привычном стиле семейной саги все рассказывается, но на детектив это не тянет, для мелодрамы многовато семейных связей и отношений из разных временных периодов начиная от прабабки и заканчивая какой-то там энной внучкой. Ну, а на исторический роман не тянет то, что все же и место выдумано и люди в нем. Исторических личностей нет.
Именно определение жанра позволило книгу оценить не так уж и плохо.
2. У нас несколько временных пластов в книге, но в основном все же наше время и военное-послевоенное, когда происходит убийство бабки мужа главной героини. Хотя в истории этого семейства будет еще много убийств.

Повествование ведется от лица Одри — она фотограф и к основной линии семейства имеет опосредованное отношение. Через бывшего мужа, секрет которого предстоит раскрыть главной героине, и их совместного ребенка, девочку Бронвен. И именно Одри начинает «видеть» во снах происходившую давно историю и находить различные, очень важные предметы для раскрытия тайн семейства своего бывшего мужа в оставленном ей и дочери в наследство доме. Не маленьком таком доме, надо сказать. Но жизнь на этом не останавливается, поэтому героиня тут встретит и мужчину, который наконец-то перебьет ее любовь к бывшему, а дочка найдет свои корни и получит «семью», которой не хватает и нашей главной героине, потому что она у нас — сирота.
И если с женской половиной семейства все вроде бы будет хоть как-то понятно: умерла, умерла, умерла, живет затворницей — два случая «умерла» сплошь загадка, затворничество — будет после сильно понятно.
То мужчины по всей книге субъекты более интересные. У них такие завихрения, но тоже не без «умерла» с тем, что не все так просто.

Напомню, что это семейная сага, поэтому не рассчитывайте на детективную составляющую сюжета, она довольно вяленькая. Там много провалов и в них можно натыкать, но общее впечатление — положительное, потому что автор умудрилась все сплести в довольно интересную косичку с судьбами и людьми. Не шедевр, но и не так, чтобы глаза закатывать. Твердо среднее. Так же не рассчитывайте, что будет много исторических ссылок и отсылок. Нет. Общий бег, о том, как люди относились к друг другу, как устроили свой быт во время войны (не, это не будет описание как мы привыкли, все очень поверхностно), какие-то странные решения, какие принимало правительство. Это не поможет вам понять историю страны, но по-крайне мере не белое пятно у вас об истории Австралии будет.

А вот как семейная сага — книга любопытна и свою функцию выполняет. Мы получим и мифы с легендами, даже призрака. Отношение между людьми. Взросление героев. Переосмысление поступков. Раскаяние и любовь. Естественно тайны. Много-много тайн.
Получим даже неплохое такое понимание о съемке с самолета (даже мне как фотографу это было читать скучно, кроме описаний того, что собирались снимать, ну никому не интересно ничего знать про объективы и их разновидности, это как при описании художника рассказывать какими он кисточками пользовался). Будет не мало интересного и про книги и как к ним относились люди и про музыку, но тут уж скорее, как ее эксплуатируют. И про цветы с жучками. Книга, обрастая такими подробностями получилась интересной, живой. Тут не просто люди, а люди с переживаниями, со своим мирком, страхом, любовью.

Не обойдется и без закатанных глаз. Ну, например, когда главная героиня, будет истерить, что ее обнимают, потому что ну она же не думала, ага, всю книгу только и делала, что соблазняла мужика, а потом финт ушами — я не такая. Мужику хотелось крикнуть чтобы он от нее бежал, но он глухонемой и толку-то было бы от крика?))) Ну или вот от такого:

Но, как и я, она была слишком хорошо воспитана, а возможно, слишком осторожна, чтобы спрашивать.

— это понимаете о себе так героиня думает ровно после того, как без спроса полезла в чужом доме по комнатам. Воспитанность 80 уровня просто. Но все это не мешает воспринимать общую историю, ну естественно, как мелодраму, до хорошей и основательной драмы тут сильно далеко.

Для меня книжка большей частью все же проходная, хоть местами и любопытна. и да, я бы не отказалась прочитать еще парочку книг автора. Для меня она не лучше и не хуже тех авторов, что я из Австралии читала. Список у меня не велик, кто-то чуть лучше, кто-то чуть хуже, но как-то как из общего ведра берешь (да пусть не обидятся на меня знатоки австралийской литературы, еще раз подчеркну — я не знаток). Книга не из обязательного чтения, но добротненькая.

Демистификация

«Мистификация» Джозефина Тэй

Сразу после Агаты Кристи браться за неизвестную Джозефину Тэй было немного страшно, потому что книжка окажется хорошей, но воспринять ее так не получится. А оказалось, что нет, все воспринимается отлично, потому что рассказано совсем иначе, чем рассказывает королева детективов. Тут свой стиль и написано интересно, Джозефина умеет затянуть в историю.

Ты начинаешь читать и тебе неожиданно всю интригу рассказывают в самом начале. Вот человек похожий на будущего наследника состояния и поместья и его можно выдать за его брата близнеца, который считается погибшим, но точных доказательств, если присмотреться, его смерти нет. И вот уже натасканный мальчик из приюта является пред очи семьи. Казалось бы люди должны относиться к нему насторожено, так в самом начале и происходит, но не долго потому что юноша оказывается искренним в своих чувствах, добрым, интересующимся. И он покоряет каждого члена семьи, конюхов, жителей деревеньки, даже адвокатов. И все было бы в его жизни хорошо, если бы не странное поведение «брата». Почему он так упорствует в неверии, почему так относится к «найденышу»? Не думаю, что для вас станет сюрпризом причина, но важно именно то, как ведет себя Брет. Что он понимая к чему приведут его действия не останавливается. Он должен не только знать и подтвердить, он должен поведать правду ибо она важна. Важна «его семье». Одно дело когда ты стремишься к любви, к теплу, его мотивация очень понятна, все же он вырос в приюте и семьи у него не было, и он согласен ее потерять вместе со всеми деньгами, важно защитить СЕМЬЮ.

Расследования большого тут не будет. И это понятно, со дня пропажи прошло много лет и все уже смирились с тем, что им ничего не известно. Но следить за человеческими переживаниями, решениями — это очень интересно. И в конце книги оказывается, что обаятельный, как бы там ни было, но мошенник, тебе нравится, ты за него переживаешь и даже где-то от счастья всплакнешь.

Характеры героев выписаны дивно точно, так же как и следствия поведения людей. Вот что прекрасно в художественной литературе — это увидеть как влияют поступки, как видят вас люди в них, чем мотивируются действия людей. Все равно что в голову человеку заглянуть. На этом и учишься. И вот казалось бы детектив, жанр литературы легонький))), но не бесполезный! Главное то, как вы читаете и про что)

Мне повествование понравилось, так что я лично советую эту историю прочитать, даже любителям детективов, не всегда же досконально и по времени выслеживать убийцу)