Some parents are so cool ^__^

Image may contain: text that says 'My Mom Giving Me Realistic Life Goals Mom: Why don't you read anymore Me: I read fanfiction Mom: Why don't you read REAL books Me: Sorry for wanting stories with gay characters Mom: Wait, is there really not that much LGBT friendly literature Me: No Mom: So what does that mean Me: Uh I should write some Mom: Go write some gay fiction Me: Mom: Be the gay Shakespeare'

 

#мотивашка_с_утра

 

Image may contain: outdoor

Красный Рассвет

Капитализм — это вирус!

Семья

#семья #familyofchoice
Люди, у которых нет жизненного опыта, могут увидеть по телевизору так называемого циника, который говорит: «Ничто не имеет значения», и они могут подумать, что он крутой парень. Я считаю такого человека слабаком, потому что, если вы думаете, что ничего не изменится, у вас есть все основания для того, чтобы не сражаться.

Как это делает вас крутым парнем, когда все, что вы сделали, — это нашли оправдание тому, чтобы ни в чем не участвовать?

от я: я тоже считаю, что все эти разочаровашки, «пожившие и повидавшие» просто запуганные жизнью зверьки оббякавшиеся об людей и теперь прикрывающие свой страх «цинизмом» и «сарказмом», хотя сами всегда визжат и ранятся, натыкаясь на цинизм и сарказм.

Andrew Vachss

People who have no life experience might see a so-called cynic on TV who says «nothing matters,» and think that’s a tough guy. I see that person as a weakling, because if you think that nothing is going to change, then you have all the excuse in the world for not fighting.

How does that make you a tough guy, when all you’ve done is find an excuse for not engaging?

Когда очень старался.

«Ванька-ротный» Александр Шумилин

О войне всегда страшно читать. Не важно воспоминания это или художественное послевоенное участниками или со слов написанное произведение. Порой, художественное бывает страшнее, потому что оно делает упор на потерях, на том, как легко можно жизнь потерять. Именно упор, чтобы запомнили, чтобы помнили, чтобы дошло до голов. А воспоминания, чаще всего они сухи. Да, подробны, но ты следишь за протекающей жизнью, ты не успеваешь в кого-то слюбится, чтобы испугаться потери этого человека. И даже, когда говорят об огромных потерях, сложно их представить, если нет сравнения, потому что это как бесконечность, тебе с чего-то кажется, что она все равно закончится, ты не можешь представить себе что-то не имеющее окончания, никогда.
Я знаю только одно произведение, которое показала масштаб потерь среди советских защитников. Это «Благоволительницы» Джонатана Литтелла, он с самого начала, сразу в вас бросается цифрами, которые вы в состоянии понять и если они вас не пугают, то с вами что-то не так.

Александр Шумилин тоже хотел напугать тем, как быстро исчезали люди на войне. Он рассказывал настоящие истории, иногда называл цифры, но, наверное, понятней всего был только один пример, когда в темноте ночи погибло 20 человек, всего от одного финна. Это ты можешь сравнить и понять. А когда он пишет о дивизиях, окопах, ты не понимаешь, потому что тебе этого не представить. Грустно и обидно, что человек хотел донести до тебя ужас, а не получилось, ты его не понимаешь. Он хотел рассказать о людях, но опять не получилось, для тебя это как была серая масса тех самых людей, так и осталась. Тебе жаль, ты горюешь, но это все потому что ты читал ту художественную литературу, на которую так ополчился автор, автор, который не захотел понять зачем она была написана. Может не так правдиво, как он бы хотел, без вшей, сисек и хреновины, но они дали лично мне понимание ужаса войны, сопереживания, не желания повторения.

Я понимаю порыв Александра Шумилина рассказать правду, донести до каждого, что война — это не романтика, а очень страшно. Очень страшно быть в первых рядах, когда ты обычное мясо, когда ты не высыпаешься, идешь и идешь в первые годы войны, потому что не было никакой образованности в вопросах военного дела, что были те, кто перебегал на сторону немцев и это были не какие-то солдаты, а люди высоких званий. Что война — это грязь, холод, дождь, антисанитария, недоедание. Что передовая — это не тыл, передовая — это возможно только один час твоей жизни, а дальше сплошная темнота. Понимаю и приветствую. Но есть огромное «но» во всем этом — это враждебность автора. Он враждебен ко всем, он даже пока писал воспоминания не смог многое для самого себя переоценить и это в авторе пугает.

Он враждебен к тыловикам, мол они не на передовой, но сам, когда оказывается среди них поступает так же, как и они. Он враждебен к сибирякам, они для него враги не меньше, чем немцы. Он говорит, что они братаются, защищают друг друга, но через несколько глав он пишет о том, как братаются москвичи и сам он делает тоже самое. Я не обвиняю, я лишь указываю на то, что автор с войны до 1983 года тянет в себе эту вражду и даже выписывая ее не видит, что он враждебен и лицемерен местами. Кто-то скажет, все мы мол люди, в том-то и дело, что мы люди, мы должны понимать свои поступки, понимать, что мы говорим и пишем. Хотя бы перечитывать написанное. Хотя бы уметь понять, что то, на что мы злимся, и в чем кого-то обвиняем и нам свойственно. И если бы автор хоть раз указал, что и он в этих ситуациях поступает так же, если бы к концу книги как-то успокоился, но нет, этого не произошло. Именно это умаляет ценность воспоминаний Александра Шумилина. То, что должно было заставить задуматься, переосмыслить часть о том, как выглядит война, запятнана «индивидуальностью» автора.

Я не могу сказать, что книгу не стоит читать, о нет, она многое поведает о том, как война протекала. Что было в начале, поможет увидеть, переломные моменты в стратегии. Она расскажет и о жизни в тылу, и на передовой и о том, кто такие стрелки, пулеметчики; люди, которые должны были строить укрепления; о том, кто такой ротный, за что он несет ответственность. О том, как снабжалась армия, о немцах. Тут очень много полезного, того, что помогает смотреть изнутри, двигаясь вперед по фронтовым дорогам. Просто надо отбрасывать истерики автора по поводу того, что не все сидели на передовой, что не все рыли окопы, что кто-то останавливался в деревнях и рисовал стрелочки, а не был теми людьми, что эти стрелочки олицетворяли. Тогда это будет полезное чтение. А так, лучше продолжать читать художественную литературу фронтовиков о войне, потому что она больше даст вам в плане того, что одна жизнь — это много и ее надо ценить. А если вы все это еще отшлифуете Благоволительницами, то представите себе количество этих бесценных жизней, которые были брошены под пули, взрывы, чтобы нам сейчас жить.

Воспитание лебедей

#familyofchoice #воспитание_лебедей Фашизм — это политика социопатов. С ним нельзя бороться аргументированными дебатами. Либерал ищет «сердца и умы» электората, а фашист хищник смеется под маской, презирая саму концепцию самоопределения.

И не заблуждайтесь, большинство фашистов — это яростные овцы управляемые горсткой людей, которых, в свою очередь, ведут как скот настоящие лидеры, аполитичные спекулянты.

Andrew Vachss

Fascism is the politics of the sociopath. It cannot be combatted by reasoned debate. The liberal seeks the «hearts and minds» of the electorate, while the fascist laughs behind his predator’s mask, disdaining the very concept of self–determination.

And make no mistake, most fascists *are* followers—violent sheep led by a handful who are, in turn, driven as cattle by the actual leaders, the apolitical profiteers.

E, бе %)))

#мир_развивается

No photo description available.

 

#мотивашка_с_утра

Ну, справедливо)))) а вы не врите себе и другим, и нормально тогда будет ^__^

Image may contain: 1 person, text that says 'боже наташа чё, опять ревешь? ревёшь? дыааа(( ну что на этот раз? Mory разобраться своих отношениях, почему рушится, почему пачиииму KOOOT? что бобры? бобры. бобры строят плотины говнаи палок аты говна палок строишь ишьотношения, отношения, наташа'

 

Все так, хули.

#red_gene

Lex Kravetski


ПИСАТЕЛИ ПИШУТ КАКУЮ-ТО ФИГНЮ

Прочитав обсуждения, связанные с передачей Сёмина про рок-музыку, должен сказать примерно то же, что в стародавние времена говорил по поводу его статей на ту же тему.

Когда кто-то на полном серьёзе начинает рассуждать про «что играют и про что поют рок-музыканты», прямо с этого места можно дальше не читать и не слушать. Поскольку либо человек вообще не в курсе того, о чём рассуждает, либо адски тупой, либо сознательно врёт.

Вопрос «о чём поют и что играют в рок-музыке?» примерно столь осмысленен, как вопрос «о чём пишут писатели?», или «что рисуют художники?», или «о чём снимают фильмы?». Да, блин, чуваки, если вы из всего американского кино видели два трейлера каких-нибудь «Трансформеров» или «Людей Икс», то вам действительно может казаться, что «Голливуд снимает только на одну тему». Но ровно так же вам может казаться, что «писатели пишут только на одну тему в одном стиле», если ваше знакомство с литературой закончилось в тот момент, когда вам прочитали сказки про Колобка и Курочку Рябу.

Ну ладно, про литературу вам, видимо, ещё что-то сообщили в школе, в то время как предметов «американское кино» и «западная рок-музыка» там нет, однако школьную литературу тоже можно прохлопать ушами и благополучно о ней забыть, по коей причине пребывать в вящей уверенности, что даже того куцего спектра, который демонстрируется в школе, не существует, а всё литературное творчество человечества сводится к примитивным сказкам для двухлетних.

В любом относительно распространённом культурном течении будет охвачено всё сущее. Поэтому нет единой темы для всех рок-музыкантов и всех американских кинопроизводителей, как нет её для всех художников или всех писателей. И нет единого на всех стиля, подхода, характера и используемых выразительных средств. Общее на всех них только то, что писатели пишут тексты, художники рисуют, кинематографисты делают фильмы, а музыканты исполняют музыку на музыкальных инструментах или на том, что может за них сойти.

Знакомый с темой хотя бы на уровне «немножко в курсе» просто не сможет всерьёз сказать чего-то типа «все американские фильмы — про секс и разврат» или «все рок музыканты поют про агрессию и играют строго на трёх аккордах». Поскольку надо быть совсем умственно отсталым, чтобы подумать, будто бы трилогия «Властелин колец» — про секс, фильм «Вечное сияние чистого разума» — про разврат, Beatles и Queen поют про агрессию, а King Crimson играют строго на трёх аккордах.

Человеку, который знает и любит всё это или хотя бы просто с этим знаком на нормальном уровне, вполне очевидно: назовите мне тему — я назову вам американский фильм про неё. Назовите мне рок-композицию — я покажу вам сотню, на неё вообще совсем не похожих. Реально, гораздо проще перепутать Моцарта с Бетховеном, чем Битлз с Металликой, Лакримозу с 10CC или Джетро Талл с Мановаром.

Если человек не клинический идиот, то ему надо либо нагло врать аудитории — ради вымышленного им «благого дела» или по каким-то корыстным интересам, — либо просто быть вообще не знакомым с тем, про что он рассуждает, но при этом яростно фантазировать на тему «как у Них всё должно быть, чтобы оно оказалось выгодным для продвигаемых мной концепций».

Друзья мои, никто не заставляет человека любить рок-музыку или американское кино, как и, например, литературу или живопись в целом. Нет ничего страшного, если вы зеваете при виде классических полотен, а металл кажется вам «просто шумом». Ваши вкусы — ваше право.

И вы даже можете иметь своё мнение по этому поводу. Однако мнение «я две песни послушал, мне что-то не зашло, поэтому я больше не пробовал, поскольку не имею к тому мотивации» и попытки вымыслить устройство того, о чём вы не имеете представления, а потом ещё и начать с умным видом читать проповеди по этому поводу, — две большие разницы.

Первое — ваше неотъемлемое право, а второе выглядит смехотворно, и порочит что вас, что те идеи, ради которых вы фантазируете. Ибо любой, кто хотя бы чуть-чуть в курсе, отметит вот это самое: вы либо нагло врёте, либо готовы рассуждать о том, о чём вообще не в курсе, либо вообще тупой. И закономерно предположит, что такое может быть и в других областях, включая ваши магистральные идеи, а потому доверия вашим словам и в них тоже — никакого. Это не логическое следствие, а вероятностное: не обязательно, но весьма вероятно, что человек, позволяющий себе делать так в каких-то одних сферах, позволяет себе то же самое и в других.

Собака или человек?

«Путешествие хорошего пса» Брюс Кэмерон

Воистину мелодрама) Тут и место для посмеяться, и место для поплакать, и обязательно много мест для умиления и переживания.

Ничего осуждающего я про книгу сказать не могу, она из тех книг, что должны поддержать в вас веру в добро и побуждать на добрые поступки. Но также я не могу радостно кричать, что вот мол книга, которую надо читать. Она очень усредненная. В ней упущены все самые страшные и решительные моменты в жизни человека. Только обрисовка, что вот тут требуется решение, а потом бац и человек уже как-то что-то для себя решил и уже в другом месте. Или если страшный момент, то бац и уже все произошло и еще лет несколько с этого момента прошло. И вот из-за этого для меня книга сильно проходная.

Есть еще кое-что, книга вроде бы о собаке, которая проявляет себя в мире и находит суть своего существования. Как бы мило, да, но все же для меня важны люди. Их решения, их поступки, что у них в голове, как они решают свою судьбу и вроде бы автор тоже за то, чтобы показать людей, но из-за того, что происходят прерывания в их жизни, люди получаются плохо, а сама собака, ну она собака, она мне не интересна, потому что все что пишет автор все же не может быть истиной, как бы никто не знает точно, что в голове у собаки, поэтому в жизни именно к собаке я это применить не смогу. Применить это к себе, мол зачем я живу… Ну тоже как-то с трудом потому что история она с нахлестом, она о воспоминаниях из прошлой жизни, как мне вспомнить свое первое появление на свет, чтобы понять к чему я иду и сколько мне еще шагать? А если как философский, то это и так занимает меня как человека изо дня в день. Поэтому мы и смотрим на истории людей из книги.

Наверное, самое интересное в книге — это как раз то, о чем я редко читаю, но не редко слышу от американцев. Это суды. Не просто суды, а родителей и детей. И что есть даже такая штука, что кто первый на кого подаст, тот потом и прав, если родитель, то он может сказать, что ребенок у него идиот и не нести ответственность за то, что он школу не закончил. Если ребенок, то вам уже понятно, за все что не состоялось у ребенка несут ответственность родители. И в книге как раз есть вот этот кусок жизни, который присутствует в американской традиции, но редко показывается, что странно, может стесняются? Или это такой обиход, что о нем даже не думают, как о странном и недопустимом. Здесь нет самого суда, только разговоры и обвинения, угрозы. И честно говоря, я не понимаю, с чего девочка пинок под жопу матери не устроила и реально не пошла в суд узнав, что она потратила все деньги отца на ее обучение, тем более, что мамашка-то у нее дурная и доказать это было бы можно.

Девочка как главная героиня тут конечно, так себе, из-за того, что про нее много опущено, то невозможно понять она как-то выросла головой или нет. Ее поступки как были дурными, так и остались. Если бы не мальчик у нее ничего не произошло бы, так что непонятно, как она вообще решилась от матери уйти. А это важный момент, он главное во всей ее жизни. А мы прочитать про это не можем, автор просто не написал про это, пропустил потому что, судя по тому как он пишет он просто не смог бы вытащить такой момент и описать его. С его стороны правильный ход не писать, но для читателя это может только говорить о не ценности книги для него.

Книжка миленькая, просто она ни для чего. Может только для эмоций, но это не лучшее, что книга может предложить читателю.

^__^

 

Image may contain: sky and outdoor