Семья

#семья #familyofchoice Вы не можете изменить людей. Однажды, став собой, они будут делать то, что им свойственно.

Но вы можете заставить их делать это где-нибудь в другом месте.

из книги Ударная волна.

Andrew Vachss

You can’t change some people. Once they’ve become themselves, they’re going to keep doing what they do.

But you can make them do it somewhere else.

.
AFTERSHOCK
http://vachss.com/av_novels/aftershock.html

Очередной рассказ Паши "Марк из рода Давида".

#чтиво #Amnuel #светглаздраконов

За что я особо люблю его творчество, я много раз, так-то, говорил, много за что, за то, что не формулирует мои же мысли и согласия по-новому, а заставляет мой мозг достраивать нейронные связи (не, я понимаю, кому достраивать неча, тому и не заходит, тому просто непонятно про что, у вас же базы знаний нет, на которой вы бы могли что-то создавать) и думать в новую сторону, за то, что это единственный автор, книги которого учат меня, причем интересные, потому что от этой полезной, обучающей и необходимой советской публицистики, которая тоже учит, но я на стену просто от скучности лезу, остальные крутые книги я люблю и советую за то, что они емко выражают стабильные данные или дают полезные знания, описывают законы жизни особенно красиво, правят настройки эстетики — но я все это знаю)), люблю за то, что его книги квантовые и отвечают точно на те вопросы, которые я себе задаю (я квантовых авторов трех знаю — Ваксс, Амнуэль и Хаббард), но главное, я уже говорил, но тем не менее, книги Паши убирают страх, тревогу и горе перед будущим и жизнью, публицистика Хаббарда тоже, но то публицистика, опять, на нее иногда нет сил.

Про мессий и ожидашки. Для умненьких, конечно.


NEW.ANTHO.NET

Павел Амнуэль | Иерусалимская антология

Закат — это только начало.

«Молочник» Анна Бернс

Вот такой стиль написания книг мне сильно не нравится. Нельзя сказать, что он трудный, или как калейдоскоп, который меняет, то героев, то эмоции и это неудобно, нет. Он просто как поток сознания, о чем подумала, то и несется на читателя, потом мысль говорит «кстати», и несется уже в куда-то от тебя и этот поток сплошной, есть ощущение, что ты не должен отрываться от книги, что вот как начал читать, так не прерываясь и должен закончить, словно если прервешься, то часть книги унесется дальше и ты не успеешь за ней. Это, конечно, мое личное впечатление.

Если же сравнивать потоки сознания Вулф и Бернс, то Бернс — прекрасна, а Вулф я бы прикопала где-нибудь. Бернс шикарна своими рассуждениями, то как она подмечает жизнь, людей, как она точно указывает на страхи людей — это великолепно. Мне может не нравится сам стиль повествования, но точно ни то, о чем рассуждает автор. Она не плачется, она побуждает к тому, чтобы наконец-то задуматься.

Очень мало кто сейчас честно говорит о том, почему люди не могут договориться, объясниться, попадают в неприятные ситуации, а у Бернс героиня, оказавшись в западне начинает думать и приходит к выводу что проблема ее именно в том, что она не умеет говорить. Многие ли взрослые люди сейчас могут понять с чего их не понимают и почему они такие косноязычные, понимают ли они вообще, что их предложения мимо смысла?)

мне было восемнадцать и меня никто не научил здраво доводить до других свои мысли, потребности, эмоции; мои объяснения были несвязными, и ничто из того, что я пыталась сообщить, казалось, не доходило по назначению.

Это важная часть нашей жизни — разговоры, умение донести свои мысли до людей рядом с нами. И чем раньше мы это поймем, чем раньше этому научимся, тем легче нам будет.

Пусть сама книга рассказывает не о том, как стать человеком, но она рассказывает о людях, о психологическом давлении, страхе, о том, как можно оказаться запертой на открытом пространстве только потому что ты не в силах ответить, не знаешь, как ответить. Она показывает и то, как важно иметь мнение, именно свое, не голословное, конечно. И все это автор передает через действие, хоть и со слов главной героини. Как некрасиво могут выглядеть люди упирающиеся, что небо всегда голубое и нет на нем других оттенков, и чтобы не видеть свою неправоту они отворачиваются от очевидного. Это ведь относится не только к небу. Возьмите любую ситуацию, и вы увидите, как люди отворачиваются очевидного заявляя, что нет там такого, что все как они говорят, а они говорят, нет на небе другого цвета кроме голубого. И опять же когда твое мнение ничем не подкреплено, когда ты болтаешься в проруби подобно гов_у, то тебе страшно буквально от всего, ты во всем начинаешь сомневаться, даже в собственном разговоре:

Человек мог миленько поговорить здесь с кем-нибудь, уйти и думать, вот был миленький откровенный разговорчик, но потом он начал прокручивать в голове подробности. И тогда начинал волноваться из-за того, что сказал «это» или «то», не потому, что «это» или «то» были сомнительны. Дело было в том, что люди даже в мирные времена склонны тыкать пальцем, выносить суждения, домысливать, а потому в бурные времена осуждалось, если кто не тыкнул пальцем, не обобщил сказанные слова, а это приводило не столько к тому, что человек чувствовал себя оскорбленным, когда узнавал, что говорят другие у него за спиной, сколько к появлению посреди ночи у твоих дверей людей в балаклавах и страшных масках с пистолетами наготове.

Уметь говорить, уметь ожидать — быть адекватным — это важно. Сейчас есть мнение, что адекватный человек — это спокойный, но, если ситуация пугающая, адекватно испугаться, а не прикинуться мертвенно спокойным. Адекватно понимать с кем ты говоришь и что и потом не удивляться результату. Если ваша власть фашисткая, адекватно понимать, что придет фашизм, а не ждать социализма и продолжать сидеть у окна и есть яблоко (с).

Книга прекрасна именно рассуждениями, выводами, что героиня задумывается к чему что приводит, почему что-то не получается, что могло бы быть и нужно ли ей это. Что она всегда может исправить ситуацию. И она всегда разбирает почему ошиблась, когда сделала то или иное действо. А еще она честна перед собой, она говорит, что боится, она говорит почему боится. Красота в том, что она мыслящее существо, увы пока еще не действующее, но если уж до нее доходит правда обстановки, то постепенно она сможет дойти до того, чтобы начать ее исправлять. Ты веришь в это, в книге нет такого конца, где бы девушка прекратила развитие, она именно продвигается дальше и это прекрасно тоже в книге в отличие от книг Вулф.

У Бернс получился живой рассказ, который не про жил-жил человек и помер, а с продолжением, что не просто жизнь поток и мы в нем бревно, а в том, что нужно развиваться и действовать, по мере возможности, пока, не дожидаясь рыцаря в доспехах. То, что говорит Бернс очевидно и правильно, но почему-то для людей каждый раз как открытие:

На сей раз она принялась показывать через разные части окна на разные сегменты неба, которые были не голубыми, а сиреневыми, фиолетовыми, на заплаты розового – розового различных оттенков – с одной зеленой заплаткой, по которой проходила золотисто-желтая полоса. А зеленый? Откуда там взялся зеленый?

#нашата_нова_къща

Image may contain: text

Albireo — Meine Kreative Gruppe is in Burgas, Bulgaria.

Our team’s participated in a competition of making a logo for the Burgas city.

We share with you how we see the city.

A city that’s rushing to the life but not only for himself but for others also. The city full of sun.

⛵️

Наша команда приняла участие в конкурсе по разработке логотипа для города Бургас.

Мы с вами поделимся, тем, каким мы видим этот город.

Город стремящийся к жизни, не только для себя, но и для других! Город полный солнца.

⛵️

#project #AlbireoMKG #art #Illustration #artoftheday #graphicdesign #иллюстрация #арт#творчество #дизайн #design #проект #pictures #конкурс #Бургас #нашиработы#teamalbireo #командаalbireo #Burgas #tender #ourwork #logo #логотип #туризм#tourism

Взрыв

#Amnuel #светглаздраконов Мне на эту тему у Паши еще очень точное «Чисто еврейское убийство» нравится. Здесь, конечно, тоже глубоко диалектично.


Павел Амнуэль

Небольшой постапокалипсический рассказ с эпиграфом, прологом, кульминацией и эпилогом.

Взрыв

Настанет день, всему придет конец,
Застынет лодка жизни у причала.
И лишь тогда подумает Творец
О том, что нужно все начать с Начала.

Взорвалось классно. Сильно, мгновенно, эффектно. И очень красиво.

«О, – сказал я себе, – первый блин, но так хорошо весьма».

Главное – врагов моих как не бывало! Не стало унижений, назиданий, злорадства – ничего прежнего, ненавистного, заставлявшего меня страдать от одиночества в толпе равных мне по силе, но воображавших себя лучшими. Так вот вам! Все вы остались там, а я – здесь. В прекрасном новом мире совершенства и красоты.

Но что-то пошло не так.

Не сразу, но созданное взрывом совершенство стало распадаться на фрагменты и остывать, остывать, остывать…

Надо было что-то делать – срочно, пока все не остыло окончательно, не застыло твердью, не слепилось в комок.

Главное – красота, верно? Красота спасет мир! Но как сделать красивым распадающееся совершенство?

То, до чего смог дотянуться, я закрутил в спирали. Ах, если бы мои враги увидели эту красоту! Они восхитились бы моим умением. Я мог бы…

Но что-то пошло не так.

Учился я, можно сказать, на ходу. Скрутив спирали, разглядел в них сгустки – их не должно было быть, я ведь старался! Я был самонадеян, – пришлось признаться самому себе.

Я поторопился. Нужно было послушать Старших, они предупреждали…

Поздно. Сгустки остывали и становились круглыми камнями, внутри все еще жаркими, но снаружи покрытыми хрустящей корочкой; я представлял последствия, но не мог предотвратить и только смотрел с нараставшим ужасом, как корочки покрывались плесенью, и, вместо красивейших артефактов, которыми я собирался удивить врагов своих, возникало нечто уродливое и непокорное моей воле. Мелкое и расползавшееся. Мелкое, но подчинявшее себе большее.

Жизнь.

Меня предупреждали, а я не слушал! «Ах, – думал я, – вы враги мне, и слова ваши – мне во вред. Не учить хотите вы, а погубить».

Я приблизил око свое и голос возвысил, чтобы меня услышали и стали, наконец, совершенными. Но мне же говорили Старшие, враги и учителя мои: «Совершенство тебя погубит, совершенство опасно, потому что ему некуда развиваться, оно может только падать, превращаясь в свою противоположность, в хаос».

Невозможно удержаться на вершине – ты упадешь. Невозможно быть лучше других. Ты упадешь и станешь как все.

Я хотел доказать обратное. Понимал, что совершенство безлико. Хотел сделать его еще и красивым. Доказать, что совершенство может быть красивым, а красивое – совершенным.

И вот…

Они научились ходить – как мы. Они научились строить – как мы. Они научились любить – и я подумал, что еще есть шанс… возможность… Но они научились ненавидеть. Построив – разрушать. Придумав – забывать. Был мир, они придумали войну. Были рассветы, но появились и закаты.
Я дал им жизнь, они придумали смерть…
Из совершенства возникал хаос – а ведь меня предупреждали!

Я думал, что меня хотят наказать, а меня хотели научить.
«Простите меня, – сказал я учителям своим. – Я хотел как лучше».
«А получилось как всегда, – буркнул Наставник. – Заканчивай и возвращайся. Тебе еще долго учиться».
И я покорился.

«Да будет Тьма!» – сказал я, прощаясь с совершенством, не ставшим красотой.

И стала Тьма.

Для умненьких

#Amnuel #Светглаздраконов
https://www.youtube.com/watch?v=clMKDeX8Y_Q&feature=youtu.be

Павел Амнуэль

Yesterday at 10:17 AM

На YouTube опубликован очередной ролик из серии «Наука и научная фантастика»: «Далекая песня Арктура» — от научной фантастики к науке». (ссылка в первом комменте).

Могут ли звезды «петь»? Существуют ли в космосе звуковые волны? Пусто ли космическое пространство? Записанные и переведенные в звуковой диапазон «звездные голоса» можно услышать по ссылке, приведенной в описании.
Можно ли путешествовать к звездам вместе с Солнцем и другими планетами? Возможна ли сфера, неправильно названная сферой Дайсона?

Това е наша сибирската ГЭС ^__^ една от.

В красноярски край.

Image may contain: mountain, sky, outdoor, nature and water

Неизвестная Провинцияto Неизвестная Провинция

#мотивашка_с_утра

Image may contain: one or more people and text

Inbein ППЩ

Радуга

Ману грит, что это, пожалуй, самая красивая радуга, которую он видел, и он решил ею с подписчиками поделиться.

А я считаю, что самые красивые радуги были в странах, в те дни, где и когда принимали законы про однополые браки. Там они были, как улыбки Соляриса, перевернутые. В Дании и Англии, я видел фотки. Датскую тот же Ману и выкладывал. ^__^

Image may contain: sky, cloud, grass, outdoor and nature

Manu Sareen

Yesterday at 11:53 AM ·

Det er måske den smukkeste regnbue jeg nogensinde har set og den vil jeg bare dele med jer ❤️

so great!

Image may contain: indoor

Visual Sensibility.

Zoey Frank