Н — значит НЕ получилось.

«А — значит алиби» Цикл «Кинси Милхаун», №1 Сью Графтон

Если вы читали Питер Лавси — Ищейки , то обязательно должны были повестись на разговор книголюбов обсуждающих женщин частных детективов/полицейских написанных американцами. Я вот повелась и себе их отметила, чтобы обязательно с ними ознакомиться, если все еще с ними не знакома.

Вот Кинси Милхоун, мне была не знакома, а описание книги про нее очень уж впечатлили:

Она — женственная красавица с неженской профессией. С опасной профессией. Она — лучшая из частных детективов штата Калифорния. Штата хищниц-кинозвезд, акул-продюсеров, амбициозных режиссеров. Штата богатства и роскоши, изощренных интриг и циничных преступлений.

Глаз начинает от такого описания гореть! Но в принципе это лучшее описание, потому что в книге ничего вот такого прекрасно-шокирующего не будет. В смысле преступления и штат будет, только все это описано так, что может происходить в любом другом месте, а ты и разницы не заметишь. Удивительно, но нет атмосферы, которую задает аннотация. И если с людьми все понятно, ну они все одинаковые в любой части земли, то как вышло, что не дышится прибоем океана, я так и не поняла. Или вот, например, героиня путешествует на машине до Лас-Вегаса, автор нам рассказывает мимо какой красоты ей приходится проезжать, но девушку как бы больше заботят люди, поэтому она не ахает и не охает. И ты вроде про красоту читаешь, но проникнуться ей не можешь, уловить эти расстояния не в состоянии. Если бы не видел в кино про что пишет автор, вообще не оценил бы пейзаж. И, наверное, это самое печальное что есть в книге, что она могла бы погрузить в штат богатства и роскоши, но сделать этого не удалось. Да, автор провел сравнение с маленькой квартиркой героини и огромными домами ее заказчицы с чудесными видами, но как-то все это сделано куце, ощущение, что автор не понимала важность этой разницы. Разницу чувствуешь только в момент передачи чека на 5 000 долларов, вот тогда понимаешь в каких разных мирах живут главные героини.

Есть еще «но». Казалось бы, автор женщина. Это чувствуется в том, что она уделяет внимание сладостям, вечной проблеме «похудания» и мыслям по этому поводу, одежде: точности цветов и фасонов. Но что обидно что построение детектива идет по выверенной дорожке мужского детектива с обязательной сексуальной связью без обязательств и с тем, кто точно связан с делом. И это сильно прискорбно, это даже разочаровывает. Я не против того, чтобы героиня была некой гром-бабой, но можно же это было написать как-то изящнее? Почему у нас героиня может бояться описаться от страха и летит в постель к мужику, не имея никаких сомнений, он ее руку себе на член положил, и она потекла, даже не смутилась. Ну хоть немного, ну хоть ради приличия, раз уж она от страха может описаться. Я понимаю, что женщины чаще всего нелепы, но все же они придерживаются одной линии партии и все можно объяснить, если задаться целью. Мы знаем, что героиня была дважды замужем, но не знаем, как она думает. И от этого не понимаем ее поступков. Ну, автор, ну ты же женщина, ну дай нам хоть оправдание, если не мотивацию и станет намного легче принять этот комок странного поведения.

И еще одно «но», грустное и печальное. Это «но» касается самого расследования. Девочка у нас начинает тупить по страшному. Встречу она проспала, благодаря чему «информатора» убили. Документы сразу не забрала — их перевернули. Ты уже начинаешь подозревать, что и убийство человека, в котором героиня признается в самом начале повествования, это тоже вышло каким-то нелепым способом, и эту бабу просто серьезно воспринимать нельзя. Единственный красивый момент во всей книге — это то, как героиня разбиралась с мошенницей. Вот тут ты думаешь о том, что в принципе она умеет работать, но точно не с людьми и ей как-то лучше не доверять расследовать убийство.

Книга скучная, не индивидуальная, так что я не вижу повода ее советовать. Но в принципе сама фабула преступления вызывает любопытство, жаль, что раскрытие произошло не так впечатляюще, как задумка.

зы. Совсем забыла о прекрасных цитатах. Вы оцените.

1.

Миновав восемь кварталов, он свернул к ремонтируемому дому со стенами, наполовину обложенными красным кирпичом.
Это верный признак достатка владельца, поскольку кирпич на западном побережье – весьма дорогой и дефицитный материал. Во всем Лос-Анджелесе не насчитать и шести кирпичных домов.

Безмерно жаль американцев, они из кирпича дом построить не могут. Дорого. Теперь понятно почему у них всегда все так печально при любом дожде.

2.

Чуть повыше я увидела хорошо мне знакомый «Мерседес-450», принадлежавший Чарли Скорсони и обшаривавший сейчас лучами фар ограду парка.

Просто мультик какой-то))))))))

3.

Левое колено жгло от боли, и я чувствовала, как по ноге медленно сочится теплая струйка.

Я понимаю о чем идет речь, но от ассоциации отделаться не могу, особенно учитывая, что главная героиня спасается и рассказывает о том, как ей страшно)

Мы не рабы, рабы не мы.

«Мы» Евгений Замятин

Подходила к книге с большой осторожностью, опасалась, что сейчас, тот кто застал Ленина и Дзержинского начнет говорить, как плохо, то что они сделали. А я безмерно этого не люблю. И первые строки книги меня сразу настроили против Замятина, да пусть меня простит за это автор, но думаю, все это было сделано специально, потому что по мере чтения романа ты начинаешь понимать, это не наезд на дело революции, это страх того, во что может вылиться красивейшая идея, если попадет в руки идиотов. Опасение, крик, предупреждение. И в этом ты полностью согласен с автором, мало того, ты сейчас видишь то, что он описал.

Помните, (ну или обратите внимание, когда будет читать), что автор пишет в самом начале:

Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах — быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми. Но прежде оружия мы испытываем слово.

Почти сразу вспоминается сучка Мизулина, которая так же перевирала понятия:

Наличие у человека большого количества прав ограничивает его свободу, в то время как запреты в правовой системе, наоборот, подразумевают свободу выбора.

Вот и начинается мир, где нам постараются под благостным предлогом удалить душу и создать послушных рабов, потому что удаляльщики считают, что будут жить вечно и очень боятся потери власти. Мы уже не мир свободных, нам осталось полшага обратно до мира рабов.

Книга красивая. Книга пугающая. Ты видишь, как постепенно, то прекрасное, на чем строилась идея менялось, заменялось, интерпретировалось. Призыв остался, но исказился. А люди не видят, не понимают, не осознают. Тебя раздражает при чтении главная героиня, но ты начинаешь понимать, что она единственная, глядя на детей, занимаясь преподаванием начинает понимать вывернутость мира, может и не единственная, но в этой книге она и есть свобода. Она предлагает выбор, она пытается достучаться до мозга, она собирает и объединяет людей, чтобы встряхнулись, осознали происходящее, наконец-то очнулись от сна в своем хрустальном гробу. За нее печально, потому что ты не чувствуешь рядом с ней твердой руки, что поможет, рядом с ней люди, которые еще пока не уравновешены. Они колеблются. Рвутся вперед, но не умеют туда смотреть, не умеют анализировать, поднимать и расшатывать массы, не умеют заражать массы идеей. Читая книгу ты уже понимаешь, чем все закончится, потому что, если свобода всего лишь девочка, а не Феликс, то разве справиться ей со змеей обмана, что веками опутывает мир. Она лишь может кричать, призывать, поднимать массы, как Роза, но вести, удерживать, осознавать, когда произойдет предательство она не может, поэтому такие Розы гибнут. Возможно именно Розу в образе I и описывал автор, человека, чью несчастную судьбу мы знаем и если мы в сознании, то горюем и злимся.

«Мы» невероятный роман. Он вдохновляет. И кажется не только читателей и Оруэлла) но такое чувство, что и Адамса Дугласа, который заявляет ответом на вопрос о смысле «42».

Вечно влюбленные дважды два,
Вечно слитые в страстном четыре,
Самые жаркие любовники в мире —
Неотрывающиеся дважды два…

И маленькое, кстати, о том, что чувствуется, когда написан роман, время проникает сквозь строки:

Воздух — из прозрачного чугуна

Если вчитываться в книги того времени, то там довольно часто мелькают такие металлургические сравнения. Железо, чугун, стальная роза, железные шипы… Красиво и романтично одновременно, такие описания, так наполняющие литературы были только тогда.

Книга, которую надо читать и понимать. Тут не просто, тут столько подводных камней, чтобы согласиться с постоянством, с искажением идеи и не заметить, что ты это сделал, тут нужно все время анализировать, о чем кричит автор, что он пытается донести до читателя, чего на самом деле боится.

Десять, девять, восемь… я иду искать.

«Я тебя нашел» Люк Босси, Изабелла Полен

Вот уж французы накрутили-навертели! Я в восторге, кроме одного, сильно не люблю открытые финалы в таких книгах.

Кстати, сильно заметно, что оба автора имеют отношение к киносфере, есть такие моменты в книге, которые ты воспринимаешь именно картинкой, которые написаны именно для картинки, то есть не обязательно их воспринимать картинкой, ты, просто анализируя их понимаешь, что это хорошая сцена для визуализации или напоминает эффекты из кино. Например, Белая собака в ночи. Или девушка ночью в Белой ночной рубашке. Или в стрессовый момент для героини и героя заодно, на улице разыгрывается буря с дождем и молнией, а когда все утихает, мы видим рассвет и мироспокойствие. Опять же при нарастании беспокойства, нам визуализируют крики птиц, пролетающей утки или совы. Для книги описания этих эффектов слишком мало, они скорее набросаны, но для киносценария упоминания «идет гроза», достаточно потому что становится понятно, что всю сцену идет гроза) Ну в книге не совсем так лаконично описано, конечно, но чувствуется скупость описаний некоторых явлений или образов. Мы довольно скупо представляем себе, как выглядят герои, потому что они схематично набросаны. Опять же первая сцена с представлением героев и их отношений в фильмах может позволить себе иметь героя, который потом пропадет насовсем из книги, книга себе такого не позволяет, потому что авторы, ну хорошие авторы, не теряют времени на описание и ввод героя с историей и отношением к главной героине, чтобы его потерять в последствии. Но в принципе ничего из этого не мешает наслаждаться сюжетом.

У нас с каждой новой сценой и с каждым новым знанием меняется картина происходящего. В смысле того, что произошло с главной героиней в прошлом и кто она на самом деле, жертва или охотник. Лжет она или говорит правду. Мы вместе с ней бродим в потемках прошлого, сознания и лабиринта. Мы вместе со всеми героями хватаемся за голову и придумываем возможные варианты происходящего. И когда думаем, что ну вот сейчас-то мы на верном пути, авторы нам подкидывают что-нибудь такое, что опять всю стройную картину мира рушит.

Я ошибалась ровно столько раз, сколько раз лабиринт поворачивал или если хотите зеркала отражали и искажали образ главной героини. Я даже придумывала такие версии, которые авторы и не подразумевали, и поэтому не развивали, но я умею знаете ли придумывать, способная) С одной стороны подобные новые ходы могут читателя устать. С другой, именно для меня, все написано ровно так, чтобы поддерживать интерес, возбудить желание разобраться, да кто же там виноват! Кто этот злой и страшный серый волк? Кстати, читая книгу невольно в голове возникает образ Серого Волка и Красной Шапочки. О нет, сюжет не взят из сказки, но почему-то ты вспоминаешь именно эту сказку, а потом в конце книги нам подкидывают еще один сказочный сюжет Гензеля и Гретель убегающих по дорожке в темный лес. Конечно, это не сказочные герои, но это как переход из одной сказки в другую, как ожидания, что закончится эта книга и ты получишь вторую про брата и сестру. А ведь это только образ, брошенное беспокойство, но визуализация делает свое дело и ловит тебя в свой выверенный киносценаристами плен.

Мне книга понравилась, опять же кроме открытого финала, я бы хотела с этой историей покончить, но правила построения фильма этого не дают, как знаете, пробежали титры и бац напоследок нам дают кусочек, который или меняют все то, что ты только что посмотрел или же, закидывают крючок на продолжение фильма, ну или просто пугают))) Так и наши авторы поступают, подбрасывая такой кусочек, пусть и не после титров. Так что, если вы решитесь на чтение, знаете, конца истории не будет, с одной стороны такое может нравится, а я за это сняла с оценки пол балла)

Размытое предание.

«Мэбэт» Александр Григоренко

Может и хорошо, что я ничего от книги не ждала и уже очень давно прочитала детский сборник якутских сказок, так что сравнить не могу. (Якутские сказки жалко, надо бы в электронке найти и прочитать).

Ну, по тому как передан стиль сказок, общее есть, но не полностью, ощущения этничности нет. Есть отсылки к ней, от чего воспринимается сказка все же не полностью созданием своего времени, но если разбирать составление фраз, то видно, что рассказывал ее все же человек слушавший или читавший сказки народов севера, но к народу все же имеющий отдаленное отношение. Может быть это и к лучшему, современному читателю, который и про народы Севера не слышал, и якутских сказок в детстве не читал и, наверное, даже советских мультиков по этим самым сказкам не смотрел, так воспринимать книгу проще. И хоть что-то воспримется им в итоге)
Предание интересное, но все же грустное, потому что как любое предание оно бесконечно. И тут очень размыт конец истории. Предания, конечно, не отличаются конкретикой, но все же какой-то итог имеется, и он основной, а потом совсем немного про мед пил по усам текло, да в рот не попало и все. Но автор, словно остановится не смог, и мы узнали про двух жен, про внуков, про еще одного человека из мира людей, что научил грамоте. Мысли внука о том, зачем он это делает и вот само предание о яркой тени, которую наделили счастьем пропало, смазалось. Порой так надо уметь вовремя останавливаться не перетягивать одеяло, не вводить новых героев, не удлинять истории о людях, которые мимо проходили.

Эта история о Мэбэте, не о его внуке или не о его снохе. А о нем. Люди должны восприниматься в разрезе с ним, или как его сын — в сравнении с ним. А в конце мы получаем отчет о том, какие были люди после Мэбэта и не общим числом, а по отдельности, ну нельзя так предания выстраивать.

Само предание интересное. В литературе не раз обращались к феномену счастливого человека и все время показывали, что счастье — это не «удобство». Что такой человек не объединяется, не создает нечто прекрасное, он игнорирует, он топчет, он берет себе оставляя других побоку. И это красиво слишком недолго в глазах смотрящего, потому что лишь первое мгновение ты путаешь это с властью, с истинной силой, со свободой, а потом понимаешь, что человек просто берет для своего счастья и не более того. Но так как это предание, то смысл, конечно затерся. Надо же было и про дерево рассказать, и про оставленных на земле людей. Автор почему-то не смог остановится на теме счастья со всеми выводами, примерами, он все равно пропихивал восхищение Мэбэтом не объясняя за что. А ведь восхищения могло стоить, что он смог осознать свою жизнь, переоценить, но интересно, что он не признал этого вслух и поэтому, конечно, ты в переоценку не веришь и восхищения поддержать не можешь, так же как не можешь поддержать желание внука выписать историю деда. Потому что история без переоценки — это жил-жил человек, да помер.
У Мэбэта, если, по-серьезному, разобраться, так и получилось. Его собака местами умнее и благороднее хозяина была.

Для меня, пожалуй, самым интересным моментом в книге стало предание о Матери. Я такого не помню в сказках, что в принципе и понятно, но вот легенду об этом существе прочитала бы, есть там моменты, в которых хочется покопаться, но это я рассуждаю, как любитель копаться в мифах и легендах, не зря культурологию любила в институте. Это очень специфичное желание и замечание, к книге можно лишь прикрутить как то, что автор все же нам какие-то знания о мифах и легендах основных, про божественность подкинул. Чуточку наш кругозор расширил. Новые знания, может быть новый интерес и можно сказать, что книга даже с таким размытым преданием написана не впустую.

Крик.

«Дети нашей улицы» Нагиб Махфуз

Если вы не знаете сказки из христианства, ислама и иудаизма, то читать будет сложно, точнее, это будет даже в чем-то бесполезное чтение.
Признаюсь, я знаю только христианские сказки, поэтому только часть книги для меня была понятна, другие истории я воспринимала, понимая из первой части как они выстроены, на чем основаны, какие-то знания из иудаизма мелькали, достраивая картину и тем самым я понимала про что говорит автор.

Я уйду сейчас в личные рассуждения, потому что у меня была просто борьба с книгой, а не чтение. Поэтому много личного накопилось. Почему я не люблю читать людей, которым вручили премии (за очень редким исключением, когда ты осознаешь масштаб книги для читателя с той историей и смыслом, что автор вложил в нее), потому что чаще всего книги у людей с премиями, либо без истории, либо без смысла, но обязательно написаны так, что ты должен трижды наизнанку вывернутся, чтобы встроиться в ритм писателя с его оборотами, а потом еще раз трижды вывернуться, чтобы среди нагромождения слов понять таки, что вот, вот эта идейка, которую он развивал. Когда находишь идейку, то читать легче, только порой тебе кажется, что ты выступаешь в роли критика придумавшего, что красная подошва на кедах — это огонь под ногами. Я не претендую на звание интеллектуала, я простая как дуб. Я люблю, когда мне просто рассказывают о сложном, а не сложно о простом. Но почему-то премированные, чаще всего любят простое так завернуть, что ты его в этом гриме узнать не можешь и у тебя, то Бондарчук, то Никулин, то Смоктуновский.

С этой книгой такая же беда. Она о простом, она даже на простых и знакомых вещах построена, но так вывернута, что первую часть повествования ты продираешься через очевидное и с вопросом — зачем? Зачем автор написал то, что уже написано. Почему автор написал это так? Зачем этот грим на религии и сказки? Ты останавливаешься после каждого логически законченного куска и задаешь этот вопрос, после каждой главы и опять задаешь этот вопрос. Ты начинаешь себя чувствовать идиотом, которому в сотый раз повторяют что все люди братья, что мы одной крови, что давайте жить дружно. И потом в самом конце книги, когда ты уже можешь позволить себе легкое чтение, потому что ты привык к языку, к ссылкам, героям, легкому абсурду, до тебя доходит, что это действительно книга о том, что все люди братья, что мы все одной крови, что надо жить дружно и заодно показывают абсурдность религий. Пытаются так сказать перевести на человеческий общедоступный тупизну выдуманного, показать, как это выглядит со стороны, как все эти придумки не объединяют, а разъединяют, как они не полноценны.

Книга, конечно, с прекрасной идеей, что все мы дети с одной улицы, из одного дома, вот и дедушка у нас вроде как один. Только написано это так, что понять может, пожалуй, только человек, который уже идею эту знает, кто сможет осилить язык, кто не ударен в религию, то есть тот, кому этого объяснять не надо, он и так знает, про то, что религия зло, что все мы одной крови. Идея — хороша, но книгу нельзя дать тем, кто погряз в религиозном бреду, она сложная для них, она непонятная для них. Огромный труд Нагиба Махфуза напрасен, потому что одни его не осилят, а другие и так все это знают и понимают. Чтобы донести эту идею до одних, надо начинать с греческого вечера и пятиминутными сказками. А другим уже нужен Капитал и Диалектика Ленина.

Вот и получается, что опять нобелевский лауреат рассказал о простом сложно и главное не очень понятно кому он это рассказывал. Да, видно, что он владеет словом, владеет знанием. Ты можешь понять почему ему дали нобелевскую премию, но ты не можешь понять, почему такой умный человек прежде не подумал с кем он говорит и для чего. Может быть он своей болью делился, кричал о том, что его волнует. Но что даст крик, если одни его не поймут, а другие и так знают об этом им бы понять, как это исправить, пусть не всем, пусть части из тех, кто знает, но книга похожа на эмовыплеск, с которым ты ничего не можешь поделать, а еще и все сказки религий должен знать.
Хотя кто знает, может есть прослойка людей, которым не хватает такого крика, чтобы наконец-то стать знающими…

Перелёты, недолёты…

«ТрансАтлантика» Колум Маккэнн

Иногда ты думаешь, что наговариваешь на автора, что вот он просто не вовремя к тебе попал, а у тебя бац и сложилось о нем плохое мнение. Тут я нашла подтверждение тому, что нет, все стабильно, как не нравился, так и не нравится, потому что я совершенно забыла, что уже автора читала с его «И пусть вращается прекрасный мир«.

Мне все еще не нравится, как автор рассказывает и про что. Три страницы в начале книги о том, какой он мастер пера — не делают его стиль менее витиеватым и вычурным, с таким перебором, что честно не очень понятно, это он или ему еще и переводчик наш помог. Я, конечно, понимаю, что любой человек, который пишет не простыми предложениями считается на западе мастером пера (я не утрирую, они правда так считают, вы любого переводчика спросите и поймете почему они считают русскую литературу такой интеллектуальной, да потому что одно предложение нужно не только прочитать, но и не потеряться в нем!), но не русским же про это писать, они же выросли на сложносочиненных и подчиненных предложениях. Русским лучше ничего про мастера пера не говорить, потому что для них первая страница «Трансатлантики» станет той самой бомбой, что автор описывает в начале, к тому же ладно еще теряясь в своей псевдопоэзии, то есть громоздя красивостей, но и в числе того, что он описывает, то много чаек — одна ракушка, то много ракушек, одна чайка. Подобное сбивает при чтении и поэзии не дает, ты начинаешь думать, что человек просто понабрал много красивых сравнений и слов и постарался все впихнуть в первые страницы своего произведения, чтобы видимо шокировать читателя и устрашить.
И боюсь, что наш переводчик ему сильно помогал, потому что порой встречались такие предложения, что ты не мог понять, что не так. Вроде бы все понятно, но что конкретно не так, почему твой глаз спотыкается на этом предложении: слова, запятые, фигурность языка — что не дает тебе пройти мимо предложения?
Ну и электронный вариант помогал этой сумятице сжирая похоже абзацы:

В Лондоне лорд Нортклифф, основатель «Дейли Мейл», пообещал 10 000 фунтов стерлингов пилотам, которые первыми пересекут Атлантику и приземлятся на том или другом берегу Желали попытаться еще минимум четыре экипажа.

Если такое есть и в печатном виде, издательству на себя надо руки наложить, а ведь они и за электронный вариант деньги берут…

Я понимаю почему автор получил дублинскую литературную премию, он певец своей страны. Если ты не ирландец, то вся описанная история с ее гордостью и бедами пройдет мимо тебя. Автор не умеет вовлечь иностранного читателя в историю, которой он гордится. А ирландец находит в ней подтверждения того, что знает, в чем живет, свои радости и огорчения. Это очень узконаправленная книга, хоть и подается как вещь для всех. Но увы, нет.

В добавок в ней слишком много всего намешано: герои, обстоятельства, года, красивости. И вроде бы здесь сага про одно семейство, но так все размазано и одновременно, так всего недоговорено, что не получается единой объемной картины, скорее что-то с выступающими краями, где-то ярко, где-то дырка, где-то вообще кусочки из другой картины. Если воспринимать это как небольшие исторические зарисовки, то это мог быть удивительный сборник истории Ирландии, через людей, потому что тут интересно и про перелет через Атлантику написано, с тем какие были люди и какие были машины и какое это было время. И про то, как пытались договориться англичане и ирландцы, хоть на самом деле очень мало именно про договор написано. Про человека от США написано, а про договор нет, а ведь это интересно. Не только человек, но и что сделал человек, какие это были условия от чего ему пришлось плясать и до чего в конце концов доплясать. История вроде бы есть, но сильно размыта. Опять же о том, как ужасно было положение в Ирландии — рассказ об убитом мальчике. Но ведь довольно острый, но опять же размыт из-за страданий бабушек и мам, что перетекают из страницы в страницу. История служанки, которая стала королевой льда… ну, это все совсем набегу для полной истории и слишком много подробностей, для истории, которая не об этом. Если бы рассказ о становлении человека, о том, как о ней лицемерно думал негр:

Он проклинал себя. Служанка. Простая служанка. Ну, уехала ни свет, ни заря. И что теперь?

В более сжатой форме — это было бы красиво и сильно. Так же, как и рассказ про рабство и двухголовость людей в этом вопросе.
Так много интересных тем, но, как и в прошлый раз, они никакие. Ты сам собираешь их по крупице. Достраиваешь историю, приходишь к выводам и стараешься не потеряться среди того чем размазывал автор свое произведение чтобы сделать его больше, красивей, жаль не мощнее. Жаль не так, чтобы любой читатель полюбил страну и людей, которых он воспевал.

Я не могу не признать труд автора в том, сколько всего он выкопал, сколько узнал, чтобы написать книгу, но это все же не сделало «ТрансАтлантику» невероятной. Просто добротной в историческом плане. Но для художественно книги этого мало. Увы, эту книгу сложно посоветовать всю целиком, даже с исторической точки зрения ты будешь советовать предупреждая, что там есть размытости. Для меня не понятно зачем так писать, поэтому мы с автором все время на разных берегах понимания литературы и жизни находимся. Но если вы ирландец или сильно любите эту страну — вам точно понравится.

Сказка для оправдания.

«Чудесный доктор» А. И. Куприн

У меня двоякие чувства к этому рассказу. С одной стороны, ой как все мило, празднично, под Рождество. С другой — какой ужас так жить! Я поэтому с ужасом читаю книжки дореволюционного периода с описанием жизни людей.

Да-да, это так прекрасно, что человек помог семье, но это чертова капля в море! Потому что на соседней лавке мог сидеть точно такой же отец семейства. Или в другом парке, или на другом конце города. Чудесный доктор ведь не прошелся по всем нуждающимся и больным. А то, что не одни такие больные дети в городе были, можно и к гадалке не ходить, и так известно. Да это прекрасно, что он сделал, но это бессмысленно. На меня могут дуться, но черт возьми именно революция, которая дала ВСЕМ возможность прибежать без денег в больницу с больным ребенком — вот это решение проблемы. Не один человек одному, а миллионы умирайте; а для всех и все имейте возможность жить. И даже эта милая приписочка в конце, что мальчик вырос и:

Теперь он занимает довольно крупный, ответственный пост в одном из банков, слывя образцом честности и отзывчивости на нужды бедности.

какая-то сильно некрасивая и подчеркивает — Бедности!!! Он отзывчив на нужды бедности!!! Она никуда не ушла, она все еще есть и люди все еще нуждаются. А если бедный человек не попадет к нему, а если он в другом городе? Ой, я еще забыла, он же все так же будет должен и в разы больше, чем брал и чем это поможет человеку, которого в любой момент могут выгнать с работы, если он заболел? И, кстати, отец семейства нашел работу, кажется можно порадоваться, но ведь вполне возможно, что он нашел ее благодаря тому, что тот, кто ее занимал мог заболеть, а капитализм не ждет больных.

Хороший ли рассказ? Да. Для меня да, потому что он показательный для меня о жизни людей до того, как Союз появился и заодно что будет с жизнью дальше, когда Союз закончился. И людям бы готовится, но они умиляются поступку человека, который дал денег и рецепт всего лишь одному человеку из сотни миллионов. Оценить-то нет в голове.

Кстати, считаю, что самый честный «рождественский рассказ» это даже не Андерсона с его девочкой со спичками, потому что она знаете ли умерла, закончив свое существование, а Горького, когда дети продолжали жить в нищете и ему я верю больше, чем Куприну. Одна история на миллион от Куприна, даже если она правда, но она не истина жизни.

Толпа и человек.

«Основание и империя» Цикл «Айзек Азимов «Основание»», №4

Давайте, начну с того, что я взяла перевод Сергея Борисовича Барсова, он довольно старенький, девяностых. Мне он понравился чуточку больше, потому что я понимала кто кому и главное, ЧТО говорит, в отличие от нового перевода, где были моменты, когда смысл чуть искажался и произнесенные фразы слеплялись, хоть часто перевод и был слово в слово. Ну да, я проверяла все по оригиналу, чтобы понять кого читать. И пусть Барсов не совсем слово в слово переводил, но он и не искажал смысла, а в новом переводе я нашла искажение и решила, что есть одно, значит будет и другое, а я хочу знать смысл, именно смысл того, что пытался донести автор)

Ну не будет секретом, что Основание и Империя или Академия и Империя разделены на две книги. Можно сказать, что на Империю и Основание или же наоборот, тут смотря что считать точкой отсчета)

В первой книге у нас главным действующим лицом считается Генерал, в моем переводе его имя Бел Райоз. Но мне кажется, что тут важнее будет другой человек, торговец, который за свободу. Именно он, попадаясь Генералу начинает всеми способами мешать ему завоевать отдаленные планеты и тем самым добраться до Основания или Фонда, или Академии.
Интересно наблюдать за тем, как оба героя стремятся действовать самостоятельно как бы наперекор предсказаниям. Если Бел Райоз оторвавшись от столицы, стремится доказать свою преданность, загубить так сказать врага Империи, доказать, что нет пророков, то торговец, старается как раз пророку помочь, исполнить пророчество. И вот тут вступает в силу то, о чем в самом начале говорил Основатель Академии, что толпу просчитать легче, чем одного человека. И если нам казалось, что действует один человек, то потом оказывается, что мы смотрели при слишком большом масштабе и не видели толпы и толпа не подвела, мир оказался стабилен, а Селдон снова прав.

Эта книга как напоминание того, что есть толпа, как она действует, как один факт цепляется за другой и колесо истории продолжает крутиться. Классическая история, классическое проявление людей. Это нам как основания для понимания различий со второй книгой.

Вторая книга действительно насыщена большими событиями, большим раскрытием героев, но не может быть иначе, потому что эта глава о том, что может совершить один человек, которого именно в этом, первом Фонде, не просчитал Селдон. Мы наблюдаем за масштабом происходящего, но все время сосредоточенны на героях. Азимов вроде как создает интригу, кто такой Мул, как он выглядит, чем он берет людей, что перед ним преклоняют колени всей планетой и самые сильные мира Академии. Мул, как некий икс в истории, который раскрывает людей и естественно себя через них. Он пришедший неизвестно откуда, желающий создать свою империю, но не могущий создать династию, подталкивает героев к поиску спасения во втором Фонде. А прежде его ведь надо найти! И в чем большая загадка где и для чего второй Фонд или кто такой Мул, одиночка, которого не просчитал Селдон. Одиночка, который оттянул гражданскую войну в Академии.
И когда мы добираемся до конца истории, то благодаря Байте понимаем и глубину и одновременно мелочность того, что двигает Мулом на пути завоевания. Его основание для покорения людей сильно жалко. Как знаете, твою бы энергию, да в мирное русло. Вот и тут ты смотришь на человека, и думаешь, ну как так вышло, что ты решил, что только так можно получить то, что тебе надо. Ты ведь и сам знаешь, что все это обман и ты как не был нужен, так им и остался. И только искренность прекрасна и только ее ты желаешь на самом деле. И именно в ней сила, способная разрушить так долго выстраивающийся план. Так же как Селдон для первого Основания не смог просчитать появление Мула, так и Мул для себя не смог просчитать одного единственного человека, потому что ориентировался на толпу.

Очень красивая книга. Как все у Азимова. Ему не надо рассказывать на чем у него летают корабли, как что устроенно во вселенной, какие мутации у человечества и почему. Его книги наполнены иной красивой наукой — поведением человека. Он разбирает людей, он дает им возможности и указывает как они могут поступать, он рассказывает о том, куда скатятся государства, он повеливает историей и это тоже наука. Именно поэтому его книги — это научная фантастика, а не сборник приключений в космосе. Именно поэтому читать его и полезно, и приятно, а не просто развлечения ради.

Я не перестану советовать читать Азимова, то что он создает, важно для умения понимать жизнь)

Увлекательный цинизм.

«Правда о деле Гарри Квеберта» Цикл «Маркус Гольдман», №1 Жоэль Диккер

Давно я не читала настолько увлекательной книги. Именно увлекательной. Автор держит тебя в напряжении, и ты просто не в состоянии понять, что же там такое происходит, кто прав, кто виноват. Пожалуй, я очень быстро поняла только одну загадку, связанную с Гарри Квебертом, но увы, не узнала того, кто был источником. Точно так же я поняла причины действия Нолы, но опять же не весь масштаб того, что с ней был связан. А это в сущности, не видеть всей картины целиком, поэтому я шагала ровно то количество шагов, что отмерил автор и можно сказать кусала локти, когда опять попадала в ловушку, что все выглядит не так, как кажется)

Зависимости от книги не было, но все же, я решила прочитать прежде именно ее и за новые книги не браться. Поверьте — это о многом говорит о книге, если учесть, что сейчас конец года и надо читать книжки лампомоба))))

Мне нравилось, как автор с помощью советов от Гарри Квеберта объяснял нам построение книги. Почему мелькают имена известных людей и события исторические, почему именно так написана первая глава и почему, казалось бы, конец книги, но все еще не конец истории) Если кто-то хотел понять, что такое структура произведения, то Жоэль Диккер сделал для этого все) Читай и запоминай. Может быть даже перепиши все советы и создавай свой шедевр)

Мне нравится с каким цинизмом автор описал сегодняшний книжный мир и читателей в нем. Можно сколько угодно бить себя пяткой в грудь, но автор прав, мы не ждем, что современный автор получит какую-то книгу. Мы не стараемся вчитаться в книгу, понять ее суть, человеческие отношения и ошибки, мы развлекаем себя и стремимся узнать, что будет дальше, а не почему именно такое дальше произошло. Мы потребляем не ради познания, а ради развлечения. Поэтому и имеем книги, которые невозможно ни к чему применить, в которых только движуха и они забываются тут же по прочтению. И ни одну нельзя взять в вечность и передать собственному ребенку. Обидно, досадно, но мы потребляем и нам дают хавать. Увы, виноваты в этом только мы, потребители. И если автор говорит, что американцы ведутся на секс и только на секс. Именно он то, что заставляет их обращать внимание на происходящее, то мне хочется тут прискорбно уточнить, уже не только американцы. Это поветрие все больше захватывает мир и секс выдавливает разум из голов, мы постепенно скатываемся к тому человеку, которого в табличке эволюции рисуют самым первым. Прогресс говорите? Да нет, его уже не существует.

Жаль, что без спойлеров невозможно поговорить о сюжете, но могу точно сказать, что книга заставляет задуматься, как ты выглядишь со стороны, когда слышишь звон, да не знаешь где он. Она увлекает, но каждый раз подбрасывает мысли на подумать. Она вроде бы на один раз, но хотя бы с советами, хотя бы с пинком в правильном направлении. Но это, если, конечно, не просто читать, чтобы узнать, кто же убийца, а все же читать и думать, как же это вышло, на виду у всех.

«Нарушитель сделки» Цикл «Майрон Болитар», №1 Харлан Кобен

Надо сказать, что для первой книги в цикле очень даже не плохо. Не отлично, а именно неплохо, когда ты, как с новым сериалом решаешь посмотреть вторую серию чтобы понять интересно тебе, подходит тебе или все же нет, так и тут для полноты картины понимания, есть согласие прочитать вторую книгу. Надо же понять, что авторский стиль, а что просто еще пока не совсем человек сумел понять и выписать.

Надо сказать, что аннотация сильно интригующая и сумев действительно рассказать сюжет, отвела глаза от этого самого сюжета. И как-то так вышло, что все оказалось немного не про то) Но это уже когда вчитываешься, погружаешься в этот мир, где действительно, как сказано в одной из рецензий смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой, в смысле, и спортсмены, и родственники, и полицейские с гангстерами, и знакомые слились в единый клубочек и ты лишь благодаря настойчивости героя хоть как-то понимаешь происходящее и за что в конечном итоге нужно потянуть.

Очень неплохо раскрыт главный герой цикла Майрон Болитар. Мы узнаем о нем много, и то что он сам бывший спортсмен, и то, что у него травма была, и прежде, чем стать спортивным агентом он каким-то образом послужил ФБР. И что на службе у ФБР он был хорош, мы тоже узнаем. И его принципы по жизни, и что у него было с его девушкой. Все это в принципе вплетается в повествование, а не валяется отдельными кусками. Для первой книги, которая как раз и призвана познакомить нас с героем, тут все сделано на пятерку, кроме одного. Напарников нашего бравого спортивного агента-сыщика.

Книга начинается с того, что нам просто впихивают знания о прекрасной Эсперансе. Она и секретарь, и боец, и красавица с умницей, только что не комсомолка, и первую половину книги она именно как напарник у нашего спортивного сыщика. Ты начинаешь вчитываться в эту барышню, стараешься понять ее и ждешь броска через бедро от этой девушки, но автор неожиданно с ничего делает ее испуганной и дрожащей и как внес, так и выносит из книги. Нет-нет, она остается, просто больше не упоминается, зато на передний план, точно так же как до этого Эсперанса, у нас возникает второй помощник, друг и партнер Майрона — Уин. Весь такой человек штамп, то есть простите тень. Он у нас и аристократ, и красавчик, и похоже при деньгах, потому что мы узнаем, что у него есть клавесин 19 века (простигосподи на что он ему?), и убийца без сочувствия, он и стреляет, и бьет, и убивает и все это не пятерочку. Он достает информацию буквально из воздуха, растворяется в темноте, возникает в правильном месте и в нужное время. Для первой книги цикла — это простительно, но хотелось бы дальше видеть, как он все же штампы порвет и окажется как-то более героем, чем этим самым штампом, особенно не таким как под конец книги «ты знал ответ еще до того, как я задал тебе все эти вопросы».
Ну и хотелось бы, чтобы автор сумел описывать всех героев одновременно, а не пол книги на одного, а потом пол книги на другого.

И есть еще одно оправдание для «Нарушителя сделки», все же это 1995 год, и тут он чувствуется, вылезают приметы того времени. Сейчас много из того, что читаешь нет. Не уделяется столько внимания описанию философии единоборств, да и самим единоборствам. Подчеркиваю — столько внимания) Гангстеры, пушки, полицейские, все стало немного иным по описанию, другие слова, другие подходы. Так что читая ты все же погружаешься в прошлое, особенно сильно понимания этого времени, когда в машине телефон есть, а сотовых у каждого в руках нет) Отсюда и некая наивность при всей насыщенности проявления грубости.

Не могу советовать пока читать книгу и цикл, с одной стороны любопытно, не без этого, с другой, нужно быть снисходительным ко времени написания. И я не знаю, стиля автора, не могу сказать, знакомьтесь с книгой, дальше будет лучше, а тут вы узнаете героя) я пока второй не прочитала книги. Но если очень хочется узнать, кто такие спортивные агенты и как они зарабатывают деньги и на что они вообще нужны, то читайте, эти сведения в книге есть)