Вот такой хороший день рождения.

#familyofchoice #семья 
To be a light ray for others, to radiate light — this is the highest happiness for a person, which they can only achieve (c) F. Dzerzhinsky
Do you remember Felix King, whom was seeking F. K. Dick at Valis and whom about Soviet Union knew? I guess it was about FED (Russians have such abbreviation for him)

Да бъдеш светъл лъч за другите, сам да излъчваш светлина- това е най-висшето щастие на човек, което той може да достигне. (с) Ф. Дзержински

Ф. Дзержинскому
Я хотел бы жить с тобой в девятьсотом,
мыслью твоей свободного будущего,
Когда мир утопал в нечистотах
И рассуждал о прогрессе, с видом сведущего.

Я бы шел за тобой в пятом,
тонул в реке, бежал из ссылок,
помогал бы ломать хребет проклятый,
выгребая рабочих из нищеты и бутылок.

Я бы охотно замерз в шестом,
той парижской промозглой ночью,
когда ты до рассвета говорил с Ильичом,
сливая пути ваши честно и точно.

Я бы мыл камеру в феврале,
Носил на прогулки больных и нервных,
Когда Френкель знамя твое несла по Земле —
я отступил бы, чтоб ты вышел первым.

В кабинете стелил бы и грел кровать,
Врал про картошку с салом,
Зачистил бы Сталина и Махно,
Наверное, меня бы прозвали кровавым.

Я не верил бы в честное слово гнилья,
И Краснов не взорвал бы дороги,
Ленин б до выстрела задушил Каплан…
У нас были бы другие тревоги.

В двадцать четвертом, не в двадцать шестом,
мы бы ушли вместе и сразу
Запаяв Вселенную в сталь и бетон,
Чтоб сияла подобно алмазу.

Мне досталось лишь эхо от жизни земной,
Память и письма сердца алмазного,
И имя, на которое столько лилось — 
любовного, чистого, грязного.

Я живу с тобой в сердце и в Вечности,
мыслью твоей свободного настоящего,
а мир снова утопает в нечистотах, 
рассуждая о прогрессе с видом слизня дрожащего.
(c) Albireo-MKG

фоточка из фандома %)) да. Ну, если есть фанфики по Ваську Трубачеву, то почему бы и туда не пофапать, ну. В конце концов, ради этого фи-вселенная и создавалась, чтобы невозбранно фапать на все.

No photo description available.

Большая радость.

«Стальное колечко» Константин Паустовский

Удивительно что, когда ты читаешь эту книгу в детстве, думаешь только о колечке, о том, найдется оно весной или нет. Веришь в сказанное главной героине солдатом, что наденешь на определенный пальчик колечко и сбудутся желания, получишь радость, весь свет увидишь.

А вот взрослым ты уже замечаешь совсем иное. Проверьте сами) Просто дочитайте эту сказку до самого конца, впитайте эту весеннюю радость, почувствуйте, как мимо прошла красавица весна, задевая вас своим цветением, и посмотрите на год написания книги. Теперь вы понимаете какую большую радость принесло колечко на пальчике девочки?

Весна 1945 года.

Удивительно, что в этой истории о добром ребенке, который остался с дедушкой, вдруг раскрывается такой подтекст. Вроде бы и так много в каждой фразе, как во вздохе. Вот она война, совсем рядом, в лице двух солдат. И в тоже время чувство безопасности, от этих же солдат, они смеются, они позволяют себе шутить и дарить волшебство маленькой девочке. Вроде бы вот он страх, что можно остаться одной, совсем одной, потому что война, отец где-то на фронте, мать вполне возможно тоже или где-то далеко, на заводе. Это не прописано в сказке, это понимаешь, читая. Это открывается тебе между строк. И в тоже время, спокойствие мира, возможность добежать до деревни, купить махорки. И вот ведь добрые руки, улыбки, нет одиночества, есть руки, которые подхватят, оберегут. Опять это удивительное чувство безопасности. Опять же вот она маленькая надежда в стальном колечке… вроде бы что-то простое, не драгоценное, но такое стабильное, ссылающее на некого железного и сильного. И тут же пропажа, из глупого любопытства среди снега. Но опять же бьющаяся жизнь, что нет, нельзя расстраиваться, нельзя бросать попыток отыскать, удержать надежду, веру, желание, потому что она же не только для себя, она ведь во благо любимых. И да, пусть это сказка, но волшебство-то в итоге создается руками людей. Их заботами, их жизнями.

Только пока ты читаешь книгу в детстве ты смотришь на колечко, а когда взрослый, ты уже видишь больше. Ты видишь мир, жизнь, весну… тысяча девятьсот сорок пятый год.